ИСТОРИЧЕСКИЕ ПОРТРЕТЫ

26 декабря 2012 - Администратор
article34363.jpg

Уважаемые авторы, пора нам провести конкурс "Исторические портреты".

На конкурс принимаются стихотворения о деятелях культуры, искусства, политики, религии, науки, оставивших о себе память в истории.
Конкурс анонимный, работы следует присылать в личные сообщения Администратору.

Мы примем все поэтические тексты по данной теме, но предпочтение жюри будет отдавать премьерам, потому, если текст стихотворения написан специально для конкурса, просим указывать на это.
К участию в конкурсе принимаются не более двух произведений от каждого автора.

В состав жюри вошли :

1. Гюргий (Владимир, Россия)
2. baken (Москва, Россия)
3. Белогвардеец (Москва, Россия)
4. Антон Деникин (Воскресенск, Россия)

Приём работ продлится до 13 января включительно, после чего начнётся читательское голосование (оно продлится до 22 января) и работа жюри.
Итоги конкурса "Исторические портреты" будут подведены 23 января.
Желаем успехов в конкурсе!

Поделиться с друзьями:

Администратор # 26 декабря 2012 в 21:28 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 1

СЕРГЕЙ ТИМШИН

Кудри
  
1.
Одарил же долгим веком Бог меня, напрасного!  
Время индевью и снегом волосы подкрасило,                      
Да повыбило дождями - буйные - на маковке,
Коль родился не в Майами, а в России-матушке.
Но за это ли на плечи осеней мне воздано,
И собратьев звонко-певчих стал я старше возрастом?
И, мятущийся по воле - тоже не без голоса -
Потерял не с головою молодость да волосы...

Были кудри молоды,
Разлетались пО ветру,                    
Не боялись холода,
Не страшились полымя…

2.
Эх, Россия – плач да сила, баба ты корявая,
Сколь поэтов народила с нимбами кудрявыми!  
Народила и взрастила – солнечными, зрячими,
Лишь беречь не научила головы горячие...
Их дожди не остудили; изморози-инеи
Серебристой паутиной кудри не покрыли им:
Смоляные да льняные – Пушкина, Есенина –
Кудри, Богом завитые, землюшку засеяли…
Полыхать и виться им бы!  Но срывало времечко  
Кудри блоковского нимба - и со лба, и с темечка…
Эх-ма, Русь, да то ли было: кровушкой - не ливнями
Всю головушку залило Павлику Васильеву!..  

Были кудри молоды,
Разлетались пО ветру,                    
Не боялись холода,
Не страшились полымя…

3.
Так за что же долгим сроком Бог меня попотчевал -
То ль подарком, то ли роком? Иль поставил в очередь?..
Скоро снегом будет утро новым запорошено,
Скоро вспомнятся мне кудри позднего Волошина…
Твой Сон # 14 января 2013 в 12:18 0
тут есть за что проголосовать! голос за №1
Анна Свирс # 14 января 2013 в 19:07 0
Не совсем портрет, скорее коллаж из ликов, но интересна выбранная форма. Голосую за №1
leshii # 15 января 2013 в 10:07 0
Интересная форма. Оригинально, но это не столько портрет, сколько коллаж. Но тем не менее. Голосую за №1.
Андрей Балабаев # 15 января 2013 в 15:20 0
Интересная подача, искренне и душевно написано..
Голосую за №1. scratch
Полина Закс # 16 января 2013 в 22:45 0
1 - голосую.
анфиса # 21 января 2013 в 10:38 0
Анфиса за №1
Администратор # 26 декабря 2012 в 22:45 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 2

ДОЛГИХ ГАЛИНА

А.Сахарову

Дар даётся не всем.
Дар даётся не каждому.
Он - Божия искорка тем,
В ком бьётся сердце отважное.
Кто не идёт напролом,
А спорит с судьбой и временем.
И слёзы сдержит потом,
Когда уже всё потеряно.
И может обиду простить,
И руку протянет падшему.
Дар - Человеком быть!
Даже во время продажное.
Андрей Балабаев # 15 января 2013 в 15:17 0
Справедливые слова, мысли, заключение..№2 ,голосую. v
Полина Закс # 16 января 2013 в 22:46 0
2 - мой голос. Созвучие позиций.
Администратор # 26 декабря 2012 в 23:44 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 3

ЮРИЙ СИМ

Моголы, монголы, могилы… тягуч исторический след,
в папирусах – хроники, гимны, величие чьё-то, и бред.
И жизнь наша (годы и годы!) в сравнении - только момент,
но миг - иногда длится подвиг, а слово одно  - документ!

И с точки чуть ниже бога,  увидена наша Земля,
к привычному голубому ещё - галактический ряд!
«Поехали!» - это слово,  Гагарин – тот самый земляк!
И миг этот - снова и снова, со мною,  и с вами, друзья!
Администратор # 27 декабря 2012 в 17:35 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 4

МИХАИЛ КУЛЬКОВ

ВОЗМОЖНЫЙ МОНОЛОГ БОРИСА ЗАХОДЕРА
Я бы назвал эту книжку иначе, только вряд ли меня вы поймёте;
Мысль плодовитая, как кукарача, тысячу слов принесла в помёте…
От прошлого века вседетский идол –  ты Алиса, никак по-другому,
О, Алиса, вечная Плезенс Лиддел, на обложке пространного тома.
Странного… страньше страны не бывает! Да и, возможно, нет и чудесней!
Прилегла ненадолго, где-то с краю спит Алиска из Расчудесии
Только волчок не приходит, замена – кролик у края странного края!
Отшумела школьная перемена, перемена блюд, хотите чаю?
Соня-засоня!  Алиса? Нет, Соня!  Словами даже крысы играют…
Сделать мухой слона, благопристойно даже гору разместить в сарае…
Что же, давайте знакомится: «Ужин!». Но пудинг на ужине не ел он –
Вечный великий волшебник Чарльз Лютвидж, а так же и он же Льюис Кэрролл.
Полина Закс # 16 января 2013 в 22:47 0
4 = голос. Интересно.
Администратор # 27 декабря 2012 в 17:36 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 5

МИХАИЛ КУЛЬКОВ

ФИЗИКИ И ЛИРИКИ

Мандельштам и Рождественский...  Кто не знает их строк!
Да их звали тождественно! Начинаем урок.
Леонид Исаакович Мандельштам  свысока
Перевёл, словно тактами, микромир языка.
Там под светом молекулы говорили с ним в такт
И рассеянья векторы шли, как рифмы, в контакт.
Светит нам электричество, будто отсветы фраз,
Это параметрический им открыт резонанс!
Ну, а Дмитрий Сергеевич был со светом на вы
Показатель доверчивал преломленья волны;
Новый метод, зависимость, словно стих, дал вчерне,
А страна независимость получила от вне…

Вот такие герои и поэты труда.
Постарайтесь усвоить мой урок навсегда.


Л. И. Мандельштам(1879-1944) физик, академик, спектры комбинационного рассеяния называл «языком молекул»; Д. С. Рождественский (1876-1940) физик, академик, создал Государственный Оптический Институт.
Андрей Балабаев # 15 января 2013 в 15:34 0
Хорошо и лирично! Голосую за конкурсную работу 5. v
Администратор # 27 декабря 2012 в 18:08 +5
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 6

СЕРГЕЙ ТИМШИН

Первый вестник землян

Всё было иначе в том славном апреле:
Там пристальней звёзды на Землю смотрели,
И гордое Солнце на дочь-синеглазку
Нежней излучало горячую ласку.
И даже ревнивые Марс и Венера
Слегка прояснили свои атмосферы,
Чтоб видеть, как вырвется в Космос землянин
С блистательным именем Юрий Гагарин!
Исаченков Пётр # 14 января 2013 в 16:44 0
Конкурсная работа 6. Прекрасно. Этого героя России знает вся планета, и к нему велика любовь за это!
Renata # 14 января 2013 в 21:07 0
Понравилось: и красиво, и заслуженно
leshii # 15 января 2013 в 10:17 0
Хороший детский стих. Голосую за №6.
Андрей Балабаев # 15 января 2013 в 15:36 0
Радостный порыв чувств..Действительно ощущается взлёт.
Голосую за конкурсную работу №6.
senpolia # 19 января 2013 в 11:05 0
Голосую за №6.
анфиса # 21 января 2013 в 10:42 0
Анфиса за №6.Лаконично,не статично...
Администратор # 28 декабря 2012 в 16:08 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 7

НЕВЕРОВИЧ ИГОРЬ

ПОЛКОВОДЦЫ

От полка от Игорева от седых времён
Полководца славил имя колокольный звон.
Сбила спесь у рыцарства Невского победа.
Спас Донской Отечество от Мамая следом,
А полки Петровские, что не для потехи,
Шведам под Полтавою «дали на орехи».
Разорённой смутою Русь, с лицом безликим,
До вершин возвысилась при Петре Великом.
О Суворове напомним, возглашая тост,
Как с героями прошёл он через «Чёртов мост».
Им решать баталии в строгом алгоритме,
Как в Филях Кутузову в Бородинской битве.
Не сотрёшь из памяти огненные годы:
Полководцу Жукову верили народы.
Совершали подвиги и отцы, и деды,
Прославляя Жукова – «маршала Победы»!
Воины российские, полководцев славя,
Вновь на Красной площади
И замрут: – «Под Знамя!»
leshii # 15 января 2013 в 10:21 0
Прекрасно. Памятник всем полководцам. Голосую за № 7.
al.su # 15 января 2013 в 12:31 0
Хорош стих и по технике, и по содержанию.
al.su # 15 января 2013 в 15:13 0
Очень понравилось.  Голосую № 7
Андрей Балабаев # 15 января 2013 в 15:37 0
Душевно, торжественно, понравилось. Голосую, №7. v
Маруся # 17 января 2013 в 12:56 0
За №7!
Администратор # 28 декабря 2012 в 16:10 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 8

НЕВЕРОВИЧ ИГОРЬ

    ЗА  ЧТО?!

                  30 ноября 2001 года Б.Н.Ельцин указом
Президента  В.В. Путина  награждён    медалью
«За заслуги перед Отечеством»  первой  степени.

Медаль «За заслуги»...
Справляем мы тризны
За  черта услуги    
В развале Отчизны.
Здесь смелости взлёты
И мужества тоже.
Ведь спросят  народы:
«Медаль-то за что же?»

С синдромом похмелья,
По пьянке ли просто,
В мешке для веселья
Был скинут он с моста.
Шабаш в Беловежье,
Где в пьяном угаре
Союз наш повержен
В нечестном ударе.

Шеннон. После пьянки:
Напился без меры…
Премьер ждёт ирландский.
«Какие премьеры? –
С похмельного рта глас,
Рычание грозно, –
Грешно «шта» будить нас,
Как  Венценосного!»

Бежим из Берлина
Под клоунским взмахом
Оркестру. Картинно!
И с пьяным размахом.
Играют горнисты.
Войска на поляне.
А сей «медалист-то»
Не «вяжет» по пьяни.

Ворьё всё вздыхает,
С глаз пряча: ушёл, мол…
А он отдыхает
От водки, наш сокол.
Печать прославляет:
Он глыба и стоик!
Медаль пропивает
Большой алкоголик...
идущий+ # 14 января 2013 в 12:56 0
Если условие конкурса - создать портрет,то здесь портрет явный,выпуклый и ...безобразный по своей сути.Я за Конкурсную работу №8
Валентина Соловьёва # 14 января 2013 в 13:26 0
Голосую за № 8.Так чётко, лаконично отчерчен портрет, что узнаётся  с первых строк.
Анна Свирс # 14 января 2013 в 19:10 0
Портрет антигероя получился. Голосую за №8
leshii # 15 января 2013 в 10:26 0
Зло. Очень зло. Но это правда. Голосую за Слово и Огонь (№8), но суть то конкурса в ином.
Администратор # 28 декабря 2012 в 17:54 +3
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 9

АЙК ЛАЛУНЦ

Генерал "Вперёд"

Иосиф Владимирович Гурко - герой русско-турецкой войны 1877-1979 гг. Гурко освобождал Болгарию от турок. Взял Шипкинский перевал и г. Шипку, командовал кавалерией на одним из важнейших участков при осаде Плевны. В конце жизни ему дали звание фельдмаршала, но цари его не любили за независимость характера и прямолинейность, зато солдаты обожали и верили ему безгранично. Его прозвали - генерал "Вперёд".



Осень. Всего лишь осень.
Месяц повис подковкой.
Что ж ты, старик Иосиф
Смотришь опять окрест.
Знать, снова силы бросишь
На рекогносцировку...
Но… стал твой конь неловким,
И ничего не ест.

Что-то не греет нынче
Старая эта бурка.
Видно опять на притчу
Вспомнил ты тот поход.
Ты ведь не просто личность,
Ты же фельдмаршал Гурко,
Больше известный туркам
Как генерал «Вперёд».

Что-то, Иосиф, шибко
Нынче тебя прижало.
Помнишь, тогда на Шипке,
Рано легли снега…
Может быть, был ошибкой
Траверс по перевалам?
Только ведь Плевна пала…
Как она далека…

- Осень. Всего лишь осень…
Будет она последней…
- Что же, старик, за бредни
Ты там опять несёшь?
Скоро зима, Иосиф.
Выпал снежок намедни.
Ну, так и что, что проседь,
Ты ещё поживёшь...
Александр М. # 14 января 2013 в 17:34 0
Голосую за конкурсную работу №9.
Ларина 2 # 14 января 2013 в 19:39 0
Голосую за №9
Людмила Денисова # 14 января 2013 в 20:01 0
Прекрасная работа, голосую за №9.
Нежное лето # 14 января 2013 в 23:00 0
Голосую за работу №9
leshii # 15 января 2013 в 10:32 0
Очень красиво и легко: беседа-размышление. Голосую за №9.
al.su # 15 января 2013 в 12:35 0
Хорош стих ! Голосую №9
Алексей Бриллиантов # 16 января 2013 в 00:34 0
Реалистично, сочувственно, литературно. За №9
Андрей Балабаев # 16 января 2013 в 16:52 0
Жизненно и интересно. Голосую за конкурсную работу 9. v
Душа # 18 января 2013 в 17:44 0
Голосую за № 9. Была с экскурсией на Шипке...Рассеянные в горах многочисленные братские могилы...150 чел... 115... 200...-кругом.  Незабываемо...
Полина Закс # 19 января 2013 в 20:00 0
Мой голос за 9!
Администратор # 28 декабря 2012 в 17:55 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 10

АЙК ЛАЛУНЦ

Василий Сталин

Вот и вновь разгорелись страсти,
Смрадом лжи понесло опять.                    
За решёткой стальною Васе,
Неба синего не видать.

А всего-то  вина, всего-то,
Что он сын не того отца,
И прощай, и прощай свобода
Неугодного столь лица.

А ему нет превыше счастья
Вновь увидеть из-под руки,
Как в лазури стрелою мчатся
Краснозвёздные ястребки.

Так и он, так и он  когда-то,
Взмыв бесстрашно в  простор небес,
Направлял   аппарат  крылатый
«Мессершмиттам» наперерез.

Можно вытерпеть всё, поверьте,
Даже   злобный  судьбы  оскал.
Только горше всего на свете
Ложь, что фронта он не видал.

То, что, якобы пил без меры,
Сидя где-то в глухом тылу.
А теперь, мол, пускает, стерва,
На  Отчизну свою хулу.

Вот уже оставляют  силы,
Клевета словно липкий клей.
Ну, держись же, держись, Василий
Ради  них – боевых друзей.

Знать, недолгий свой век в опале
Суждено тебе скоротать.
Но характер твой твёрже стали,
И летал ты орлам подстать.
Ларина 2 # 14 января 2013 в 19:38 0
голосую за конкурсную работу 10
Людмила Денисова # 14 января 2013 в 20:03 0
Голосую за работу №10.
Анна Свирс # 14 января 2013 в 21:46 0
Голосую за №10!
leshii # 15 января 2013 в 10:44 0
Голосую за №10. Печально, но факт.
al.su # 15 января 2013 в 12:38 0
Очень понравилось.  Голосую - №10
Неверович Игорь # 15 января 2013 в 16:07 0
Я служил в Закавказье, и когда консул из Китая предложил Василию Сталину переехать под крыло Мао, он отказался покинуть Родину. А что ему ещё оставалось делать, как не употреблять водочку, когда его гнобили, кто как мог и списывали на него все грехи: заслуженные и не заслуженные. Молодец автор, что поднял эту тему.
Голосую за № 10
Андрей Балабаев # 16 января 2013 в 16:54 0
Трогательно, душевно..Голосую,№10.
Душа # 18 января 2013 в 17:55 0
Голосую за № 10.
Администратор # 28 декабря 2012 в 22:22 +2
Конкурсная работа 11

АЛЕКСЕЙ БРИЛЛИАНТОВ

Пабло Неруде

Вас  не  встретить  уже  на  краю  Кордильер,
Над  гремящей  лазурью  лесных  водопадов.
К счастью, книге неведом  надгробья  барьер:
Строфы – крылья, а кондоры  выше преграды.
                                    
Было:  небо  скользило  крестами  теней
По  мадридским  проулкам,  испятнанным  сталью, –
Презирая  защиту  посольских  дверей,
Ваши  строки  испанскою  болью  вскипали.

Сталинградом назвали победы мечту…
Отыскали  звезду  Хоакина Мурьетты.
И колосьями пели «у ветра во рту»,
Профиль Анд прочертив в полушарье планеты.

Только вновь  для  любимой зарю  не  раздуть,
И  не  плакать  над  новой чилийскою раной:
Пуля,
         Чили
                 навылет  пробившая  грудь,
В  вашем  сердце  последним  биеньем  застряла.

Но  рубцы  зарастают  на  склонах  невзгод.
И нельзя  не  молиться, о чём  вы  молили:
Заглядится  в  тот  край,  где  намок  небосвод
«Босоногая  тонкая  девочка  Чили».
Твой Сон # 14 января 2013 в 12:24 +1
ох! не могу не проголосовать! и за человека, и за стих. голос за №11
идущий+ # 14 января 2013 в 13:17 +1
И по глубине,и по мастерству - за №11
Александр М. # 14 января 2013 в 18:06 +1
Голосую за стихотворение №11.
Людмила Денисова # 14 января 2013 в 20:27 +1
Голосую за конкурсную работу №11.
Анна Свирс # 14 января 2013 в 21:43 +1
"Портрет пишут обстоятельства...". И метафорично, с хорошим пристрастием, красиво, даже элегантно пишут. Замечательный портрет поэта. Голосую за №11!
Нежное лето # 14 января 2013 в 23:02 +1
Голосую за работу №11
leshii # 15 января 2013 в 10:47 0
Очень хорошо, прекрасно и красиво. №10.
al.su # 15 января 2013 в 13:41 0
Прекрасно написано !  Голосую - № 11
Неверович Игорь # 16 января 2013 в 15:15 0
Немного трудновато читается(по моему мнению), но написано от сердца.
Отдаю свой голос за № 11.
Андрей Балабаев # 16 января 2013 в 17:04 0
Отчаянно.Голосую,№11.
Калина (Ирина Горбань) # 19 января 2013 в 22:36 0
С удовольствием голосую за работу №11.
Четкий ритм, правильно поставлен слог. Тема - раскрыта.
Администратор # 29 декабря 2012 в 16:17 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 12

АННА

ТУККИЯ

Весталкой у огня застыла
На тридцать долгих лет,
Ты не ищи меня, мой милый:
Туккии больше нет.

Взгляд ликтора мрачнее ночи,
Кромешней темноты,
Он горе нам давно пророчит
У городской черты.

Фасцина* – сзади колесницы,
Да грохот от колёс,
И прикрываю я ресницы
У лупанарных* грёз...

Но подземелья душный воздух
Витает в страшных снах,
И в решете из Тибра воду
Несу в своих руках.

Пока добра богиня Веста* –
Луч солнца ниспадёт,
Я не твоя навек невеста
У Коллинских ворот.

*Лупанар – публичный дом
* Веста –  богиня домашнего очага
* Фасцина –  фаллос
Твой Сон # 14 января 2013 в 12:27 0
а за это невозможно не отдать голос! за №12
leshii # 16 января 2013 в 21:32 0
Превосходно! Очень легко, как в сон уходишь. И жаль, что этот сон так быстро закончился. Голосую за №12.
Полина Закс # 19 января 2013 в 20:02 0
12 - мой голос.
Калина (Ирина Горбань) # 19 января 2013 в 22:39 0
Отдаю свой голос за № 12.
Какая ритмика!!!
brighter # 20 января 2013 в 22:51 0
Голосую за № 12
Администратор # 29 декабря 2012 в 16:18 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 13

АННА

ПУШКИН
Мимо мест публичного гулянья
Едет днём у света на виду
Пушкин на последнее «свиданье»,
И трепещет шуба на ветру.

К Чёрной Речке – кружная дорога,
Коменданта дача и гумно...
У берёзы, скованной тревогой,
Ниц упасть ему уж суждено;

А потом на кожаном диване
С каждым вздохом будет умирать,
Натали к его смертельной ране
Будет исступлённо припадать.

На снегу морошка угасает,
Дух вражды утратил прежний цвет,
Только сердце всё не принимает
Фразу: он убит «во цвете лет».
Твой Сон # 14 января 2013 в 12:32 0
вот если бы не строчка: "И трепещет шуба на ветру..."

проголосовал бы. но он ехал в санях. шуба не могла "развеваться". и ехал почти ночью. уж точно не "у света на виду"
Анна # 15 января 2013 в 22:14 0
Я не увидела в тексте слова /развеваться/,как пишете Вы, там есть /трепещет/. В "Систематическом своде подлинных свидетельств современников" В. Жуковский пишет о "большой шубе". А А.Аммосов:
"Несмотря на ясную погоду, дул довольно сильный ветер. ... Закутанный в медвежью шубу...". И почему по-вашему мех не может "трепетать " от ветра, если поэт ехал в открытых санях? Художественный образ создаётся при помощи творческой ФАНТАЗИИ.
"уж точно не "у света на виду",-пишете Вы далее. П.В.Анненков пишет:" В день поединка друзья везли обоих противников через МЕСТО ПУБЛИЧНОГО ГУЛЯНЬЯ..." А.Аммосов:" День был ясный. Петербургское великосветское общество каталось на горах, и в то время некоторые уже оттуда возвращались." Художественное произведение не м.б. без вымысла, даже если таковой присутствовал бы здесь.
Вероника Ветрова # 15 января 2013 в 09:00 0
Голосую за работу №13
leshii # 16 января 2013 в 21:47 0
Чувствуется, что эти строки вибрируют, что прошли сквозь сердце и душу автора, и это главное. Голосую за №13.
Людмила Денисова # 17 января 2013 в 14:31 0
Голосую за конкурсную работу №13.
brighter # 20 января 2013 в 22:52 0
Голосую за номер 13
Администратор # 29 декабря 2012 в 17:12 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 14

АНФИСА

Теория относительности

Крикнул я Эйнштейну: «Слушай!
Может, в мире просто слух?
Сто теорий ты разрушил,
Сто теорий - в прах и  пух!

Что "молекулы, что "волны"-
Вывод твой всему таков:
Относительно Вселенной
На Земле - сто дураков!

И в умах нет "винегрета",
(Мир к такому не привык):
Долго, долго ждёшь обеда,
Жизнь…летит,… летит за миг!»
leostar11 # 22 января 2013 в 20:16 0
Конечно можно поспорить относительно ста дураков. Цифра явно занижена. Но, действительно, их наверное не так уж и много, но они так умело расставлены, что встречаешь буквально на каждом шагу. Голосую за №14.
Администратор # 29 декабря 2012 в 18:36 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 15

ДЕМИН

Вожди

1.
Архимедову точку опоры он нашёл и рычаг применил,  
но с колен поднялись в форс-мажоре на шестой только части Земли.
Спас Россию от краха: от ротшильдов,  от блаженных, от тьмы, - он был гений!
Не извёл, не успел, «бесов» прошлого, но история та  – с продолжением…  
2.
Не варяг, но кавказец, поэт и «абрек» (пополнял большевицкую кассу!),
государственник, вождь и генсек,  и во всём - величайший Мастер!
Был по праву он генералиссимус – мир отвёл от фашистской «чумы»,
и от «бесов» пытался (воистину!)… но отравлен ими кумир.
3.
Из кухаркиных,  явленный миру, показал ему «кузькину мать»,
кукурузник, целинник… - на диво оказался России подстать.
По количеству анекдотов стал политиком номер один,
сочиняли же их не кто-то – те же «бесы»;  «ушли» его тоже они.
4.
Вашингтонский «обком»  ставил крест на судьбе России. Но смог Он
Проститутку Историю в «быть - не быть»   - перепить! И не токмо!
Бесовски среди бесов кружа, выбрал Он тот единственный шаг
к архимедовой новой точке. Только где – новый гений, где - новый рычаг?
Администратор # 29 декабря 2012 в 21:55 +3
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 16

LEOSTAR 11

Вот и всё (Памяти Майкла Джексона)
This Is It

Вот и всё!!!
Вот и всё.
Вот и всё…
Вот и всё?
Администратор # 29 декабря 2012 в 22:17 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 17

PBI

Предверие смуты в России. Жизнь и деяния Бориса Годунова

Борис Годунов
Записки летописца



1.

…Когда тирана смерть берёт

И меч злодейства отдыхает,

Раскрепощается народ

И счастье в душах обретает.



Но в час безвластия, свобод,

Державных распрей и интрижек

Ухватит скипетр власти тот,

Который к ней, к престолу ближе.



И на народ ярмо опять

Хозяин новый, непорочный

Воодрузит, как благодать,

Неукоснительно и прочно.



И вновь с овчинку – небеса,

И вот опять всё потемнело,

И скрежет власти колеса

Вершит привычно злое дело…



            2.

…Когда царь Грозный Иоанн

Почил под общую усладу,

Народ бурлил, неделю пьян:

Так веселился. До упаду.



Но миг безвластия иссяк,

Как иссякает повод каждый,

Как отлетает дождик всяк,

С Небес пролившийся однажды.



Царевич Фёдор, тощ и хил

(Душою слаб и телом был он),

На царство русское вступил,

Но не держал его кормила.



Кормило было у вельмож,

Пяти вельмож Верховной Думы.

Мстиславский, Юрьев, Шуйский… Кто ж

Не славил троицы сей умной!



А с ними – Бельский. Гибок, хитр,

И нелюбим, и ненавидим:

Любимец Грозного. Кумир.

И Годунова мы с ним видим.



Боярин сей, царицын брат,

Был зятем гнусного Малюты

(Уж вот был кат, так это – кат!

Палач – от Дьявола! Прелютый!)



Тут наказала Дума тех,

Кто лютовал поручь с Иоанном:

И да искупит каждый грех,

Прослыв деянием поганым!



Вдова-царица и дитя,

Царевич Дмитрий, оказались

В пределах Углича, хотя

Москва при этом волновалась.



И говорят, что Фёдор, брат,

С младенцем Дмитрием прощаясь,

Волной печали был объят.

Рыдал, слезами обливаясь.



Ужели смог предугадать

Двух братьев вечную разлуку

И призрак смерти увидать,

И похорон, и жизни муку?



Ужели он впивал в себя

Интриг дыханье Годунова,

Так брата Дмитрия любя,

Что чуял запахи дурного?



Поплачь, брат Фёдор! Брат, поплачь!

Уже близка его могила!

Уж точит нож его палач,

Чтоб кровью руки обагрило!



            3.

А вскоре злой и тёмный слух

Разнёсся язвой по столице:

Мол, истребить монарший дух

Боярин Бельский стал грозиться.



Де, на престол спешит завлечь

Дружка-советчика Бориску,

Уж на царя он точит меч

И, мол, крамольный бунт уж близко.



И легковерный наш народ

Под шёпот Ляпуновых, Шуйских

Мятежным войском у ворот

Навёл на Кремль тяжёлы пушки.



Кричали: “Бельского – на суд!

Сгубить он мыслит корень рода!”

Но Фёдор (царь) вмешался тут

И усмирился гнев народа.



Был Бельский в Нижний удалён,

Никто не тронул Годунова.

Как будто Роком избран он

Для государственного кова.



4.

…Не спистся Фёдору: как он,

Томимый запахами кельи,

Державой сей обременён!

Как ненавистно власти зелье!



Скорей Правителя найти!

А с ним исчезнут все несчастья!

И с ним закроются пути

В тревоги, в страх и в смрады власти!



Кто он, столь твёрд, умён, могуч

Вельможа, первый из боярства?

Кто, как расплавленный сургуч,

Скрепит пределы государства?



Пришла Ирина. Её власть

Была над Фёдором безмерна.

“Не дай, Ирина, в глупость впасть.

Дай мне совет разумный, верный.



Стою в сомнении у врат…”

Глядит царь Фёдор на супругу.

“Твоим спасеньем станет брат.

Слугой достойным. Псом и другом…”



Но жаль, не ведала она

О тайных устремленьях брата:

Не для коварства рождена.

И в том она не виновата.



А Годунов, сладкоречив,

Быстр смыслом, величавый видом,

К заветной цели подскочил,

Как нерастоптанная гнида.



Свидетель пишет, что Борис,

Чья совесть – просто онемелость,

Любого молча бы загрыз,

Когда бы выгода имелась.



Он много сделал для страны,

Для царства в целом, для России,

Но добродéтели нужны,

Когда б тебя не поносили.



А если ты – добро чрез нож,

Чрез кровь дитяти или подлость,

То никому ты не пригож,

И никакая ты не гордость.



            5.

Когда царь Фёдор всё искал

Отдохновения от власти,

Когда пиры, коих алкал,

Уже не спорились отчасти,



Ходил пешком в монастыри.

Без честолюбия и славы,

Беря жену в поводыри,

Прервав блестящие забавы.



А Годунов пил власть, как Бог:

Сменял наместников и судей

И кто без правды жить не мог,

Грозил казнить их без прелюдий.



Удвоил плату для чинов,

Чтоб лихоимству быть без пищи

И чтоб “основа всех основ”

Уж не вела себя, как нищий.



Смирял мятежников умом,

Забыв про меч. А только словом.

И где проблем рос снежный ком,

Там всё решалось Годуновым.



Захват Сибири довершил,

Там заложил Тобольск с Тюменью,

Её пустыни заселил

Народом вольным и с уменьем.



И за границею обрёл

Приязнь и трепет уваженья.

И государственный орёл

Следил за каждым их движеньем.



И хóлмы Грузии легли

К ногам Правителя-владыки:

Стенанья Иверской земли

Услышал царь земли великой.



            6.

Но сколько ты добра ни сей,

Оно острит обиды жало.

А зависть чёрная на ней

Для мести требует кинжала.



Бояре Шуйские – враги.

Иван Петрович и другие

Ни за какие пироги

Пред злом не гнули свои выи.



Бориса в кове утопить

Они сочли с Митрополитом

И дружно в заговоре скрытом

Челом царю решили бить.



Мол, царь, наследника-то нет.

И вот бесплодная Ирина

В его отсутствии повинна!

Падёт на царство тень, не свет!



Народ – в волненьи: гибнет род!

Иссякнет рюриково племя!

Но не иссякло ещё время:

Развод с царицею! Развод!



И да появится в Кремле

Царица новая. С потомством!

Но не сокрылись в подоле

России тайны вероломства!



Борис, почуявши, как вор,

Над ним беду и над сестрою,

Был сколь искусен, столь и скор:

Не дал себя ужалить рою.



Пристыжен был Митрополит:

Ведь молода ещё Ирина!

И пусть душа зря не болит:

Мягка ещё её перина!



Наследник явится ужó!

А то чего зря ковы строить!

И род, де, царский сбережём

И неча царство беспокоить!



И просто, на худой конец,

Ведь в Угличе – царевич Дмитрий!

Есть передать кому венец

И появиться в царской митре!



И был прощён сей хитрый ков

На диво и Митрополиту,

И Шуйским всем. Вот, де, каков

Правитель сей со своей свитой!



Но не таков был Годунов,

И вне его железных правил,

Чтобы оставить без оков

Того, кто с ним давно лукавил.



Он нанял верного слугу,

Как вор: для ложного доноса

И вот на “шуйском берегу”

Пошли-посыпались допросы.



Итог печалью осиян:

Два главных Шуйских сразу – трупы!

Позор, позор для россиян,

От этой казни гнусной,  глупой:



Слыл знаменитым князь Иван,

Спаситель светлый нашей чести.

В почёте был средь россиян,

В Европе тоже был известен.



А тут Борис… Злодейский день

В святой обители Кирилла…

И его прóклятая тень

Россию пологом укрыла…



            7.

А Фёдор жил без суеты,

И слыл все в образе святого,

А челобитников, как стыд,

Бросал, бросал  под Годунова.



А тот без имени царя,

Одним лишь именем сестрицы

Творил указы и творя,

Желал скорее утвердиться.



И ему сильно повезло:

В Литве и Польше  вышло горе!

А от Руси отстало  зло:

Почил навек Стефан Баторий!



Хоть смерть сия, как грозный Марс,

В себе несла  войны начало,

Всё ж больше радовала нас,

Чем ляхов просто огорчала:



Скончался гений и злодей,

Всегда опасный для России,

И Годунов мог править в ней

Уже без страха и усилий.



И тут решил он рать собрать.

Решил, мол, что калач он тёртый,

И  двинет шведа воевать,

Как Грозный царь Иван Четвёртый!



Но сел на бранного коня

Царь богомольный – хилый Фёдор

Подговорил Борис? Маня,

Маня царя на смертный одр?



…Война была – ни то, ни сё:

Одно финляндство и эстонство.

А на гербе большом её –

Везде –  сплошное вероломство.



Мелькали Банер и Горн Карл,

Сабуров (тот, что воевода),

И царь на лошади скакал,

И билась, билась тьма народа…



Осада Нарвы и делёж…

Дележ Эстонии и Ямы,

И перемирия, и дрожь

Врагов поверженных, упрямых…



А Годунов ещё возрос

В глазах владык, держав и весей.

Как властелин-великоросс

Он стал везде-везде известен.



Богато он платил за труд:

Был щедр. Без скупости унылой.

А от налогов тяжких пут

Народ, как мог, освободил он.



И земледельцы – не без льгот:

Они не знали тягот дани.

А в правосудии народ

Почти не чувствовал страданий.



И в те далёкие века

При яркой низости монарха

Бориса твёрдая рука

Одна взрастила Патриарха.



И этот пышный титул-сан

“Московский и всея России”…

Он не родился просто сам:

Не без Борисовых усилий.



С тех лет –  “Москва есть Третий Рим”

Пошло по миру.  Эстафетой.

Всё было выстрадано им…

Но песнь казалась все неспетой…



            8.

Хоть был Борис и всемогущ,

Но постоянно жил в кручине:

Мог вдруг лишиться райских кущ

При быстрой Фёдора кончине.



Тот был душой и телом слаб:

Ан, не дай Бог, помрет внезапно?

И ты, великий, мигом – раб?

Ох-ох-ох-ох! Что будет завтра?



Не стоит слыть тут мудрецом –

“Что ждет?” Темница или плаха!

Таким ему блистать венцом.

Никак не шапкой Мономаха.



Кто мановением руки

Легко сегодня двигал царство,

Мог жертвой пасть шальной реки

Реки Злодейства и Коварства.



Кружил Борис на высоте,

Взлетал всё выше, выше, выше…

Уже давно изгибли те,

Кого мог Федор, царь, услышать



И помешать ему взойти

На шаткий трон святой державы.

Он им пресек в лучах пути

И в мрак пучин спустил их главы.



Уже давно изгибли все,

Кого он только опасался…

Но на пустынной полосе

Царевич Дмитрий оставался…



И вот Борис призвал  волхвов.

Призвал к себе в час тихий ночи.

И знали те, чтó Годунов,

От  них в ответ услышать хочет.



И звездочёты по судьбе

Прошлись неслышным перебором…

“Венец мы видим на тебе, –

Дрожа, шептали они хором.



–       А править будешь ты семь лет.

И ни одной минутой больше!”

“Да хоть семь дней!” – Был им ответ.

“Но знай: король Литвы и Польши



После тебя пришлёт в Москву…

Пришлет на царствие… Расстригу.

И станет Русь писать главу

Про иноземцев злое иго.”



“Свят, свят! – Крестился Годунов, –

Свят, свят! Венец такой ценою…”

И удалился от волхвов

И был с  печалию двойною.



Но всё  ж его душевный глад

Томил, томил  венцовым пленом:

Он жаждал, жаждал во сто крат

Всё больше, больше стать нетленным.



“Царевич Дмитрий… Углич… Там…

Убрать препятствия тень злого…”

И жажда с болью пополам

Так жгли, терзали Годунова!



Так жгли-терзали, что он яд,

А с ним и нож вручил клевретам.

И горы золота, наград

Он щедро обещал при этом.



…Яд не подействовал, а нож

Рассек, как меч, младенца выю.

А вместе с нею этот нож

Рассек  всю матушку-Россию…
Твой Сон # 14 января 2013 в 12:37 0
в живописи: диптих - знаю. триптих - знаю. серия из 4-ёх картин мне тоже известна. но из восьми???!!! это не портрет. это - жизнеописание.
Ларина 2 # 14 января 2013 в 19:45 0
За № 17
al.su # 15 января 2013 в 13:39 0
Шекспиром стать - все шансы есть.
Примите похвалу и честь.

Голосую за №17
Администратор # 30 декабря 2012 в 00:12 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 18

PBI

Предверие смуты в России. Жизнь и деяния Ивана Грозного


Иван Грозный
Записки летописца



1.

Остервенясь в бесплодье жён,

Бунтуют государи.

И не один был поражён

Сией греховной хмарью.



Но то Всевышний ведь не дал

Сыночка или дочку,

И на супруге, как вандал,

Не стоит ставить точку.



Терпи, молись, не сетуй, брат,

Приидет миг счастливый.

Пред Ним покайся: “Виноват!”

И Он подарит диво.



Увы, не всякий – друг лампад

И келии смиренной.

Он боле злу и гневу рад

И выспренности бренной.



Перешагнёт через одну

Бесплодную: так надо!

И сонм других пошлёт ко дну

И ждёт дитя в награду.



И, наконец, он набредёт

На то, что так он алчет…

Но как впоследствии народ

От выбора заплачет!



…Был в браке целых двадцать лет

Великий Князь Василий,

Но дни бессвязные, как бред,

Детей не приносили.



И плакал он, и злился он:

Супруга виновата!

Мол, кто потом взойдёт на трон,

Чтоб брат не шёл на брата?



В своих уделах-то и то

Те неспособны править!

Такая казнь Руси за что?

Желаю мира я ведь!



Безумец я иль супостат,

Соломонию – в постриг!

Хотя уже звучит набат

Неудовольствий острых.



Пустынный инок Вассиан,

Ревнитель брака зелья,

Пусть будоражит россиян

В Волоко-Ламской келье!



И на ревнителей на всех

Найду я враз управу!

Хоть то, что делаю я – грех,

Грешу я за державу.



… И Суздаль принял, заключил,

Несчастную царицу.

Всяк, не приемлющий причин,

Стал за неё молиться.



Но слух пошёл и поплыла

Молва в миру нестылом:

Она беременна была

И разродилась сыном.



А вдруг и вправду то – не ложь

И Князь стал нищ. С котомкой!

И не вспорол скольких бы нож

Литовского потомка?



Родил тот постриг и царя,

И грозного Малюту.

И только им благодаря,

Рыдалось век кому-то.



И только им благодаря,

Потом настала смута:

Итоги Грозного-царя

И грозного Малюты.



2.

Хоть по церковным всем делам,

Расторгнув узы брака

Вторично стать супругом вам

Не грезилось, однако



И в те далёкие года,

Как честные ни бились,

Законы твёрдые всегда

Священно обходились.



Не исключением стал Князь,

Великий Князь Василий:

Его, Великого, в сю грязь

Священно опустили:



Митрополит благословлял

На брак с Еленой Глинской,

И к изумлению бояр

Стал Князь с литовкой близким.



Бедняга ждал, что будет сын,

Коль взял он молодицу.

Но дело не было простым:

Всё не несла царица.



Она молилась, как могла,

Три долгих-долгих года…

И вдруг над ней исчезла мгла,

Исчезла непогода.



Взошло светило: Иоанн,

Царь будущий наш, Грозный,

“Велик добром и злом. Тиран” –

Историк скажет поздний.



Рожденья боль перенося

(В истории писалось),

От грома с молниею вся

Россия содрогалась.



… Чрез десять дней крещён был сын –

Свершалось в Лавре действо –

Столетним иноком, Босым,

На Славу и Злодейство.



И тот, кого сам Бог ласкал,

Впал ярко в жизни трепет.

И не проглядывал оскал

Сквозь тихий детский лепет…



Пройдёт три года-то всего

И бедная царица

Вдруг потеряет своего

Защитника-кормильца:



Охота, люд, пиры, родня

И вдруг какой-то чирей…

И он – в гробу! За три-то дня!

Вот как тогда лечили!



А трон российский получил

Властителя – Иоанна:

Не полетам пришёлся чин –

В три года. Слишком рано.



И стала править его мать,

Великая Елена.

Со всех сторон ей пела знать:

“Гляди, вокруг измена!”



И эта юная вдова

Всего в четыре года

Не ввергла царский трон едва

В лихую непогоду.



Дел достохвальных её новь

Затмили гласом бранным

Её тиранство и любовь

К Телепневу Ивану.



Ей тайно в пищу яд был дан:

У свиты нету срама.

И плакал маленький Иоанн

На отпеваньи мамы…



3.

И на Россию тень легла

Безвластия лихого,

И самовольства злая мгла

Сковала Русь в оковы.



Притворщики – веков напасть! –

Булаты обнажили,

Спеша по-своему припасть

К кровавой власти жиле.



Пошла гулять по людям месть,

И Правда затужила.

Залютовали Казнь и Лесть,

Кровь застывала в жилах.



И Дума правила страной,

А в ней – боярин в силе –

Всем заправлял. Никто иной,

Как Шуйский. Князь Василий.



…Уже он мнил себя царём

Средь козней, гнева, казней,

Но смерть отметилась на нём

Своей печатью грязной.



И подхватил кормило брат,

Иван Васильич. Дерзкий.

Пороков разных тайный клад.

Охоч до власти блеска.



Он довершить стремился месть

Над недругами клана,

И не одна всплывала весть:

”Почил такой-то рано”.



Он в Думе – деспот.

Во дворце – единственно нахален.

С печатью чванства на лице.

Один в стране хозяин.



Он пред Иоанном не стоял:

Садился в спальне. Хуже:

Он в его кресло ноги клал,

Разваливался тут же.



Он грабил царскую казну.

Его клевреты – земли.

Насильем люд пускал ко дну

И разуму не внемлил.



Он, в мятеже врагов ища,

К царю врывался в спальню.

Державный отрок, трепеща,

Молился за опальных.



Всё видел юный Иоанн,

Впивал всё, как в утробе.

Не в то ли время был он зван

К  Жестокости и Злобе?



Осталось малое дитя

Без папы и без мамы.

И вспомнит много лет спустя

Свои, чужие драмы.



Он вспомнит, сердцем очерствев,

Свирепство Шуйских лютых,

И заиграют свой напев

Опричники Малюты…



4.

Всему приходит свой конец,

И всем. Под Богом ходим.

Ивана Шуйского венец

Угас, как сыпь на сходе.



Но не исчезла власть сполна:

Её осталось жало.

А знать боярская, она

Металась и стонала.



Ков клана Шуйских лишь возрос:

Иван, Андрей и Фёдор,

Которых брат Иван вознёс.

И каждый был недобр.



Особо славился Андрей:

Столь наглый, сколь жестокий.

Он был средь братьев матерей:

Хранил злых дел истоки.



Один боярин, Воронцов,

Любим был Иоанном.

Для братьев Шуйских, подлецов,

Сей факт стал нежеланным:



Они при отроке слугу,

Как псы борзые рвали,

И показали, что врагу

От них спастись… Едва ли!



Молил, молил их Иоанн

Не мучить Воронцова,

Не внял мольбам жестокий клан:

Не ведал он такого.



В душе ребёнок лютовал:

Позор бесправной доле!

И мыслей бешеных отвал

Всё рос и рос в неволе.



Ему тринадцать было уж:

Разбег вот-вот начнётся!

Уже – не мальчик. Но не муж.

Ещё от клана гнётся.



Но ярость мечет имена

Пращой в больную память,

Чтобы потом вернуть сполна

И плаху жить заставить.



Ему б мечтать о чём ином:

Желанном и далёком.

Но он во снах разил мечом

И кровь текла потоком…



Во снах от крови был он пьян,

От мести – как услады.

И тишина от свежих ран

Была ему наградой.



А Шуйских клан всё исподволь,

Всё тешил его страсти,

Чтобы не чувствовал он боль,

А им чтоб быть у власти.



И в этой буйной слепоте,

Как в неге онемелой,

Весь этот клановый вертеп

Вершил страною целой.



А юный отрок жёг огнём

Зверей. И мучил кошек.

Резвился всласть: давил конём

И жён, и малых крошек.



Хвалили братья: “Вот он, смел!

Вот мужественный воин!

Наследник славных ратных дел!

Благой судьбы достоин!”



Какая светлая любовь

Без длительной разлуки!

Одни лишь кровь да власть, да кровь…

Живых стенанья, муки…



От его дерзостей любых

Они безмерно рады:

Чтоб угожденья помнил их

И позабыл досады.



Но отрок этот вперекор,

Лишь их досады помня,

Для них острил уж свой топор

И прятал мести комья.



А братья Глинские, дядья

(По маме) Иоанна,

Уже решили, что ладья

России кружит странно:



Как будто кормчий есть в ней, но

Её влечёт в пучины.

Прядёт, прядёт веретено

Интриги да кручины…



“Россия ждёт тебя, царя!

Пора с колен встать, парень!

Тогда тебе благодаря,

По клану мы ударим!



Россия ждёт тебя, царя,

И от тебя ждёт слова!

Чтобы тебе благодаря

Сбить шуйские оковы!” –



Шептали Глинские мальцу.

Шептали про улики.

И по недетскому лицу

Пошли изгибы дики:



“Я – пленник их! Но слышу хруст

Костей дробимых их я!

И крик от мук их из их уст

Да вечно не утихнет!”



Тут уже Глинские пошли

От страха мелкой дрожью.

И запетляли колеи

Меж правдою и ложью…



…Андрея Шуйского – итог –

Псарям на казнь отдали.

И грозный (в праведности) Бог

Молчал из своей дали…



5.

И вот ему семнадцать. Как

Пьянят весны намёки!

И за кулисы спрятан враг

И дней удел жестокий.



И люд, кишащий во дворце,

Почуял шумы тайны

И на его сплошном лице

Застыло ожиданье.



И штора тайны перед ним

Мала, как занавеска,

И видит люд державный нимб

И яркость его блеска.



То царь Иоанн венчаться рад:

Пришла пора желаний!

И никаких пред ним преград:

Соблазн любви – бескрайний.



Природа, токи бытия

В бескрайнем жизни море…

И его царственное “я”

Всплыло, природе вторя.



И дьяки мудрые врассып

На Русь, как мухи, пали:

Алмазы девичьей косы

Для отрока искали.



И дочь Захарьиной, вдовы,

Нашли. Анастасию.

Но счастья дождь с Небес, увы,

Не хлынул на Россию:



Иоанн пороками блистал,

Как церкви – алтарями,

А его власти пьедестал

Блистал не янтарями.



Тьма прихотей, забавы, гнев,

Опалы, казни, страхи,

Россию наголо раздев,

Толкали её к краху.



А коли власти царской нет,

Любая вошь – вот власть вам!

Корысть, бандитсво, полный бред

Вершат всем государством.



И этот пир шальной чумы

Ведёт в провал кровавый,

Страну доводит до сумы,

Но не до грани Славы.



И чтоб надежды глас возник,

Чтоб брезжило спасенье,

В судьбу ворваться должен крик,

Как гром, как  потрясенье.



И этим криком стал пожар:

Москва – в огне! Свершилось!

И её углей страшный жар

Воспламеняет… милость!



Иоанн вдруг кается в грехах:

Пожар – то Неба кара!

И  бьёт ся в грудь. Не впопыхах,

И не под властью жара!



Прозрел сей отрок, аки спрут,

Какого укусили.

Явил печаль свою и тут

Боль изъявил к России.



И с этой даты жизнь вся в ней

Не венчана позором.

И собирание камней

Явилось делом спорым.



Родил “Судебник” юный царь,

Явив и ум и волю.

Сей государственный плугарь

Вспахал законов поле.



“Теперь я ненавижу зло

И славлю добродетель –

Творенье дел моих, не слов.

И Бог тому свидетель!”



Цитата дня его в веках

Должна б остаться власти,

Но на её чумных руках

Столетья – кровь и страсти.



Грядущий мир да будет нов!

Пусть рушатся оковы!

И слава шаткая веков

Да сгинет в жизни новой!



… Устроил царь не только Cвет,

Но Веру – дням в угоду:

Собор Стоглавный много лет

Плоды давал народу.



И Шмитт-саксонец шёл в Москву

С искусствами Европы,

И обучались мастерству

Никиты и прокопы.



Делам полезным несть числа:

Врачи ли, толмачи ли…

Круги от царского весла

По всей Руси поплыли…



А между делом, как бы в лёт

Таких полезных истин,

Знать будоражила народ:

Вон тот, мол, ненавистен.



Шептали Шуйские в углах,

Мир поджигая с плошки:

“Колдунья Глинская пожгла

Москву до головёшки!



Тиранят Глинские страну!”

(Тиранили, но с ними!)

И, нарушая тишину,

Мятежники бурлили.



И тут уж Глинских клан – в расход!

И Шуйские – у власти!

И плутовство – наоборот!

Такие вот напасти.



Терпи, Россия, и молчи

От века и доныне:

Тобою правят палачи

А то и подставные.



А мы, народ, – в плену у грёз.

Всегда в плену утопий.

И мучит нас один вопрос:

“Мы – главные в Европе?”



Мы – самый тот великий “Он”,

Чьё имя – на скрижалях?

Но наяву мы видим сон,

Как нищета нас жалит.



А Шуйско-Глинская братва

С Невы ли, с Волги ль, с Камы ль,

Как ненасытная плотва,

Русь жрёт и жрёт упрямо.



Веками наш удел – сума.

Живём в навозной куче.

И нас История сама

Всё ничему не учит…



6.

…Когда твой прадед был в плену

Казанского Махмета

И много раз в ту старину

Белел от мук за это,



Когда все сто пятнадцать лет –

Татарские набеги,

Ужели от обид и бед

Ты б предавался неге?



Ведь за тобой – твоя страна.

Лежит во тьме печали,

В полон насилью отдана.

Тут чувства б не смолчали.



А долг твой не родил бы стыд?

Месть не запела б гневно,

Что в страхе прячешься в кусты,

Как нежная царевна?



Ты уж не юн: ты – царь и муж.

И в двадцать два – не плачут.

И коли взялся ты за гуж,

То не пеняй на клячу.



Иди, как путник, за звездой,

Черти свою дорогу.

Ты – стройный тополь молодой,

А не старик убогий.



…”Хочу покоя христиан,

Но не зловещей славы.

Иду походом на Казань,

Иду я в бой кровавый.



Пусть бьют в набат, пусть грозный гуд

Пробудит нас на битву.

И пусть татары побегут

От пуль и от молитвы.



И пусть татары побегут…

В церквях зажгите свечи!

Зови на битву, грозный гуд!

Зови скорей на сечу!



Спасти Россию от врагов

Свирепых, вечных, грозных –

Я вижу, мой удел таков.

Долой сию занозу!”



Был Иоанн в решеньи яр

И страстен, и упорен.

И на сомнения бояр

Ответствовал: “Я – воин!”



Он сам возглавил свой поход

И в воздухе незримом

От копий дрогнул небосвод,

И пыль восстала дымом.



7.

Но крик победы он исторг

Не скоро, как ни бился:

Четыре месяца восторг

В душе его томился.



Казань стояла, как скала,

Отчаянно и твёрдо.

Татары с криками “Алла!”

Крушили русских орды.



Ужасный залп, каменья, вар –

Казанских стен ответы –

Бодрили яростных татар,

Их зовы к Магомету.



Но всё же русские вползли

На стены и на башни,

И хлынул сабельный разлив:

Сходились в рукопашной.



Татары бешено секлись

Булатами, ножами,

И расползалась крови слизь

Громадой урожая.



Татары резались, крича,

Вопя в ужасной свалке,

И реки цвета кумача

Текли, как встарь, на Калке.



Дрались на улицах кривых,

В домах и на заборах,

И тел живых и неживых

Везде валялся ворох.



Но тут пыл русских поутих,

Татар не воевали:

Прельстясь сокровищами их,

В грабёж азартный впали.



Ожил, кто ранен, мёртвый. Всяк.

Трус, кашевар, служивый.

Их пыл и в смерти не иссяк

К корысти и к наживе.



Алкали все добыть меха,

Сокровищ, тканей, злата.

Мели подряд всё впопыхах,

Что подлые пираты.



Громили лавки и дома

(Достоин-недостоин),

Цвела сплошная кутерьма:

Чин путался и воин.



И каждый в стан тащил, что взял,

И возвращался снова.

И  беспрестанно зрел накал

Сознания больного…



И побежало войско вспять:

“Секут, секут татары!”

И государь не мог понять,

Овец ли то отары?



Но не подумал о конце

Великого Похода,

Явил лишь ярость на лице

И всё такого рода.



Вскочил на бранного коня

И удержал бегущих,

Мечом по главам не звеня,

Явив великодушье.



И уж казанцам не помочь:

Нет у судьбы ответа.

И для татар настала ночь

Российского рассвета…



8.

Когда до Нижнего дошли

(В возврате из Похода),

Царю Иоанну поднесли

Вино иного рода:



Царевич Дмитрий был рождён

Женой, Анастасией,

И вот обрёл наследство трон

И в радости Россия.



И спрыгнул царь Иоанн с коня,

Обнял Траханиота

И плакал в радости, ценя,

Что Небо – за него-то!



И царь тут сам не сгоряча,

А истово, ко  благу,

Одежду с царского плеча

Дал вестнику в награду.



И дал боярину за весть

Коня, как вихрь, лихого…

Но не поставил точку здесь:

Обнял Василья снова.



Чтоб радость светлую нести

России и царице,

Молился в храмах по пути

В любезную столицу.



И когда въехал он в Москву,

Толпой теснимый граждан,

То лицезрел он наяву,

Что он любим тут каждым.



Всяк руки-ноги целовал,

Толпа вся разодета,

И слышо, люд как восклицал:

“…Заступник! …Слава! …Лета!”



И ехал гордо Иоанн,

И клал он всем поклоны,

И был он в славе честной пьян,

В народной и законной…



9.

Но жизнь загадками полна,

Недолго сладко блещет.

То в ней душа от чар пьяна,

А то от зла трепещет.



То ты встречаешь милый взор,

Колдует голос нежный,

То видишь с некоторых пор

Лишь зло да дух мятежный.



…Как раз в тот год явился мор,

Всё мёл, что твоя сеча.

И Псков, и Новгород топор

Сей язвы искалечил.



Беда другая – вот она:

Казанцы – змеи в травах!

И эта царства сторона,

Что отсвет дней кровавых.



Вон воевода Салтыков,

Татар смиряя войском,

Полон испил в тисках оков

И пал за Русь геройски.



Он был зарезан на виду

У всех татар Казани.

И принял казнь не как беду, –

Как дар, не наказанье.



Не мог царь в язвах изнемочь:

Недуг сей не положен,

Пусть даже в царстве властна ночь!

Но царь был всем тревожим.



И когда мор сомкнул свой зев

И стихли чуть татары,

На Иоанна, озверев,

Пал молот чьей-то кары:



Его в каких-то двадцать три

В могилу в колеснице

Болезнь, застрявшая внутри,

Несла безумной жрицей.



Уж изощрённый стонет меч

По его трону, власти,

Уже готовят горы свеч,

Чтоб отпевать… Вот  страсти!



Уж завещанье пишет он:

“Во власть войдёт Димитрий”,

Уж нижет бунт боярский сонм

На царственной палитре,



Уж возмущаясь и ярясь,

Но в бунт ещё не веря,

Слабея, мечет царь во мразь

Ножи – оскалы зверя,



Но тут, о чудо! Волшебство!

Его Природа лижет,

И силы царские его

К нему спешат всё ближе.



И вот они бушуют в нём,

И вот он, царь, не распят.

И вот уже горит огнём

Его терзавший аспид.



Истома долгих, долгих мук

И хлад могильный рядом

Не запятнали его рук

Ни кровью и ни ядом.



Он все простил: живи, любя!

Ко всем явил он милость.

И снова, к царствию придя,

Взял власть, что покосилась…



10.

Когда болел, то дал обет

(Давать их – он любитель):

Для устраненья поздних бед

Пойти с семьёй в обитель.



Смиренным кельям бить поклон

Молиться, ждать и слушать,

Как чистый колокола звон

От скверны чистит души.



Когда средь сосен вековых,

Он Небо сотрясает,

Вот тут Господь дарует миг,

Когда душа – босая.



Душа раздета догола,

И нет в ней зла, лишь – пламень.

А зло и всяческая мгла

Стекают в серый камень.



И там, в Кириллове, уют

Блаженство и прохлада.

И нет там лжи, боярских пут,

И править там не надо…



Мечтал так царь. Но Максим Грек

(Из “Сергия Святого”)

Погибель Дмитрия предрек,

Коль царь хлебнёт такого.



Но Иоанн желал идти,

Не внял, как сын, пророку.

И взял Димитрия в пути

К себе Господь до срока.



Пришёл довременный конец.

Ах, мать, Анастасия!

Когда достиг Москвы гонец,

Рыдала вся Россия…



Вещала птица-Гамаюн:

“Угодно Року свыше,

Чтоб через девять полных лун

Иоанн-царевич вышел”



И было так. И полилось

На подданных Иоанна

Сплошь милосердие. Не злость.

Оно лишь лечит раны.



…Меж тем – Ливония у ног,

Усмирены татары –

К тридцатилетию итог.

Иоанн – не юн. Не старый.



Тринадцать лет уж в браке он,

В любви к Анастасии.

Уж Фёдор, сын второй, рождён,

И дочка, Евдокия…



Живи и радуйся. Дай Бог!

Во благо всей России.

К тридцатилетию итог:

Ушла Анастасия!



Как Небо жаждет перемен!

И это его право!

То влево крен, то вправо крен.

Бесславие и слава!



Обрушен стержень царский. Крах!

Струна рвалась стальная!

Он шёл за гробом, как в цепях,

Так жалобно стеная…



И здесь – конец счастливых дней.

Иоанна и России.

Венцом печали стал на ней

Уход Анастасии…



11.

Вот казнь – наушники! Беда!

Вливают столько яда!

Вовеки впредь, потом, всегда

Как их иметь не надо!



Их зависть – это злой кошмар.

Их хитрость – просто чудо.

Коварство, зло – то от татар.

Предательство – Иуды.



Попал  Иоанн в злодейства сеть.

Повержен так впервые:

Успели ближние напеть

Про чары роковые:



“Твои Адашев и Сильвестр

Тебя зачаровали.

И жаждут власти! Вот те крест!

Но ты поймёшь едва ли!



Они убивцы (прячут лик!)

Твоей супруги милой.

Так и тебя легонько вмиг

Домчат тож до могилы!



Коль не избавишь царский трон

От сей, как мор, напасти,

Мир возопит от похорон

Твоих и твоей  власти!”



И дальше – больше. Больше. Яд

Царю, как сок,  вливался.

Так день за днём. И гнев царя,

Как пламя, занимался.



И гнев царя стал жечь. Палил,

Рождая сплошь пустыню.

И все, кто предан был и мил,

Отступниками стыли.



А яд вливавшие, свой путь

Всегда одним венчали:

“Довольно слёзы лить, забудь,

Про беды и печали.



Здоровье надо поберечь.

Забудь скорее горе!

Тебе держать ещё свой меч!

Оставь печаль!” И вскоре



Забыл Иоанн недавний стон

И плач свой по супруге.

В пирах, в распутстве  “плакал” он,

В тиранстве и испуге.



Но хоть Адашев и  Сильвестр

Укором были в блуде,

Всё ж хор наветчиков, оркестр,

Пел громче. Пел о чуде.



И чудо было. День и день:

Текла от казней плаха.

И на Россию пала тень

Стенания и страха.



А кровь – в темницах, не в боях.

И чудо созревало:

В церквях, в Кремле, в монастырях,

Сгубил он  душ немало.



Ещё – в Ливонии война,

С Литвой и так – со шведом.

(Тут жизнь заслугами полна.

Природный ум шёл  следом).



Ещё и брак. Второй уже.

С княжной черкесской. Счастье!

Всё вёдро грезилось душе.

Да обрела ненастье.



Была красивою княжна,

Да нрав был дик. Как кошкин.

Душа жестокости полна,

Ну а добра – что в ложке.



И брак не вышел, стал стеной:

Царь  ждал Анастасию.

И свой ковчег творил, как Ной:

К ней мысли уносили…



12.

Бежать на Запад – клич не нов

Давно уж для России,

И от её родных оков

Так ноги уносили.



Тогда и позже, и теперь

Бежит народ на Запад.

Не от вины. А просто зверь

Залюбит насмерть в лапах.



А зверь в России – это Зверь.

Его дыбы и дыбы,

Какою мерой их не мерь…

Измерить не смогли бы.



Такой отведал не один

Наш соплеменник власти:

С утра он – “по хорошу мил”,

А к вечеру он – аспид.



А ночью может быть он взят

Под громкий плач домашних,

И навсегда прощальный взгляд

Застынет в муках страшных.



И тот, кто мог бежать, бежал,

Велик ли был он, мал ли,

Чтоб Некто на кол не сажал

И кости б не ломали.



…Боясь попасть в иоаннов бред –

Тиранства перегрузки –

В Литву бежал из града Дерпт

Царя любимец, Курбский.



Бежали многие. Не вдруг.

Попавшие в опалу.

Но бегство Курбского – недуг

Царёву пьедесталу.



Имел князь Курбский столь заслуг,

Столь знаменит был в славе,

Что перехватывало дух,

Какой позор державе!



…Обмен был письмами. И брань.

И язвы суесловья.

Не стало только меньше ран

Боярского сословья.



Гнев бил царя до синих стуж,

Царь требовал доносов,

А поле из боярских душ

Готовилось к  покосу…



И вдруг царь едет, как бежит.

Обозом. Но куда же?

Со всеми чадами спешит.

С полком из конной стражи.



Осел в Коломенском. Декабрь.

Ему – тридцать четыре.

Зима. Дожди. Погода – хмарь.

И он – с душой не в мире.



“Молиться надо. Горечь зла,

Быть может, канет в Лету…

Судьба в потёмки завезла…

Не верен я обету…”



А через месяц Иоанн –

Письмо в Москву. Народу.

В нём в объясненьи действий – рьян.

И пишет им в угоду:



В дни малолетствия его,

Боярское правленье

Желало только одного:

Народа ограбленья.



О том пеклись, чтоб себе – всласть,

Отечества не зная,

И эта пагубная страсть –

Беда в стране сквозная.



А коли царь (один!) свой гнев,

Таким злодеям кажет,

То духовенство, нараспев,

Их белой сажей мажет.



А гнев царя – не на людей,

Не на купцов без лести.

Но пусть боярин-­лиходей

Не минет твёрдой мести!



“И не хотя измен терпеть, –

Иоанн в письме том пишет, –

Покинул царство я теперь,

Ушёл туда, где тише.



И пусть мне Бог укажет путь:

Покинуть царство или

В боярской власти утонуть,

Во зле её и силе.”



“Страшней тиранства – без царя!” –

Пришла столица в ужас.

И мысли той благодаря,

Вошла в движенье, тужась.



И в напряженьи том она,

Челом бия и плача,

Была Иоанну отдана

Под страхом. Наудачу.



Ведь царь условие изрек:

Казнить тех невозбранно,

Изменник кто. Но Имярек

Мог стать им поздно-рано.



Но из бояр никто не встал,

И не сказал, что “против”.

Лишь только б царству – пьедестал,

А гнев… Он перебродит.



Опала, смерть… Всё то – не в счёт.

Царя вернуть бы царству…

Смиренных жертв река течёт

На помощь государству.



И въехал вновь в столицу царь,

Лицом свиреп и мрачен.

И чёрный ворон злое “Карр!”

Кричал истошно в плаче.



И был рождён царём оплот:

Опричники-тираны.

А ими мог быть только тот,

Кто предан Иоанну,



Кто знать не знал отца и мать,

Готов исполнить волю,

Чей род был низок (даже – тать!),

Кто брал или неволил.



И стало всё сходить им с рук,

Нигде на них – управы.

Один лишь Дьявол был им друг,

Сам Сатана кровавый.



Любой мог схвачен быть и бит,

Разграблен или выслан,

И мутный вал глухих обид

Катил по чёрным мыслям…



…О ком мы плачемся? О ком?

О ком страдаем слёзно?

О неподсудном нам “Райком”?

О власти одиозной,



Где ты – бесправнее раба –

Презрительно освистан,

Где твоя красная судьба –

Колодезная пристань?



Где прадед твой и не купец,

Но соловецкий узник,

И где за главного – подлец

Микитка-кукурузник?



О Времена, о Времена!

О Времена, о Нравы!

Ты повторяешься, страна!

Торишь свой путь неправый!



И от Истории свой лик

Таишь в бетоне-стали:

Иоáнн – твой Первый Большевик.

Твой Первый Ленин-Сталин!



…Царь убивал, судя, и вскользь.

Налево и направо.

И тот, в кого вбивал он гвоздь,

Смирялся с царским правом.



И корчась в муках, на колу,

У самого у края,

В молитвах слал царю хвалу.

Прощал всё, умирая.



Все в трупах: Волхов, Тверь, Шексна,

Москва-река… Стихия…

Покорнасть дикая одна…

Безмолвная Россия….



И – мор. Как кара. С ним и – глад.

Как бант в его петлице.

И крымский недруг без преград

Творит пожар в столице.



А царь, бежавший в Кострому,

Свой зад спасая праздный,

Всем, кто спасёт его Тюрьму,

Вручит в награду… казни.



Ты повторяешься, страна!

Страна угля и стали!

Во вновь лихие времена

Казнить не перестали!



И шед на казнь (вождя дар – жизнь!),

Несчастные кричали:

“Мы все умрём за коммунизм!

Наш вождь – товарищ Сталин!”



И вот вам кара вслед: Война.

И вождь – в её петлице.

И уж почти что отдана

Врагу Москва-столица…



И вождь, бежавший (на день ли?)

В Самару ль, в Кострому ли…

Все тайны красные земли

В могилах утонули…



Но вот как в подвиге народ

Придёт к Победе, Праздник

Ему даст вождь “наоборот”:

Подарит многим казни…



О бессловесная страна,

Безмолвная Россия!

Покорность дикая одна

Да спящая стихия.



Проснёшься ль ты когда-нибудь,

Чтоб смыть упрёк мой слёзный?

Иль для тебя один лишь путь –

Страдать и быть обозной?
Твой Сон # 14 января 2013 в 12:45 0
очень уж длинно... точно - не портрет!
Ларина 2 # 14 января 2013 в 19:47 0
За № 18
Администратор # 30 декабря 2012 в 10:25 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 19

НАТАША ГОРБАНЬ

СОФЬЮШКИНА АЛЛЕЯ
  

Это одна из достопримечательностей Уфы, непосредственно связанная с семейством Аксаковых. Ее заложила полтора века назад Софья Аксакова - супруга первого уфимского губернатора Григория Аксакова, сына знаменитого русского писателя.
  Примечательно, что Софьюшкина ал¬лея – единственная в Уфе аллея «класси¬ческого» типа. Деревья на ней высажены в шахматном порядке параллельно друг другу с двух сторон от пешеходной до¬рожки. Когда-то здесь, кроме лип, росли яблони, груши, клены, березы, рябины.


Нет живописней места, чем аллея
В названии которой имя той,
Чье сердце преданно любить умело,
И выпал жребий быть ему женой.

Тут по весне пленяла ароматом
Цветущих яблонь пышность, белизна…
Раскидистые клены упирались
Макушкой в грозовые облака.
По осени пылающим багрянцем
Они встречали раннюю зарю
И листьями как пледом укрывали
Заботливо тут каждую скамью.
Столетье миновало.  Их сменили  липы.
Стоят по краю в шахматном порядке.
Иду и слышу как мои шаги
Тем веком отдаются по брусчатке…

...когда-то здесь прогуливались дамы
В оборчатых цветастых кринолинах.
Их спутники с напыщенностью важной
Отсчитывали метры тростью длиной.
Раскланиваясь чинно вправо, влево
Вели неспешные беседы о погоде.
Ах, эти моционы по аллее –
Соперничество щеголей и модниц.

Видно когда-то молодой Аксаков
Тут повстречался с Софьюшкой своею.
А мы – потомки русского дворянства
Открыли заново цветущую аллею.
Ларина 2 # 14 января 2013 в 19:43 +1
Голосую за № 19
al.su # 15 января 2013 в 15:19 +1
Профессионально. Голосую  №19
Андрей Балабаев # 16 января 2013 в 17:12 +1
№19, голосую. v
Администратор # 1 января 2013 в 21:41 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 20

ЛАРИНА 2

Андрей Рублёв

Андрей Рублёв на пороге храма
Во власти мечты большой,
Высоких замыслов, Богом данных...
Ему сейчас хорошо.

Сюда он часто приходит ночью,
(проста ночная пора),
Тайны здесь увидеть воочию,
Побыть в чудесных мирах.

Со стен взирают тёмные лики.
Рублёв их понять решил,
Проникнуться мощью тем великих
Всем складом своей души.

Трудно... Надо искать совершенство.
Троица- символ любви...
В подвиге истинное блаженство
Во имя этой земли!

Один лишь талант -его богатство.
Мысли его- как хрусталь.
Видит художник святое братство,
Светлую, звонкую даль!

Стоит один на пороге храма,
Вглядываясь во фрески...
Непревзойдённым мастером станет,
Миру всему известным...

Русское небо лазурного цвета
И даль полна красоты...
Прошлое в бездне своих секретов
Скрыло его черты.
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:10 0
Завораживает, хорошо написано..№20 голосую.
Администратор # 1 января 2013 в 23:32 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 21

АЛЕКСЕЙ БРИЛЛИАНТОВ

Об исторических личностях                                                      
                                                    

Капель
и  апрельский порядок вещей,
размытые русла траншей…
Он снова один у могилы друзей, -
пехоты,
             отнюдь не ферзей.
«Я с вами,
Никола, Анзор, Сергей.
И тот иссякающий миг,
когда  не  приказ,
а судьбу себе
каждый
              из нас
                        постиг.
В последнюю дверь
                                 упирался  таран,
мы  были  щеколдой  на ней.
За нами – страна,
                            затворясь в буран,
гасила  зрачки  огней…

Мешая проклятья
                             в «молитвослов»,
Никола
              рванул чеку.
Багряные стяги
                          своих бинтов
Сергей
             примотал к штыку.
Когда  Анзор
                      оглядел Восток,
последний патрон
                               дослав, –    
в  бреду мой палец искал курок,
да был уже пуст
                           рукав.
И я не успел…
Вы – на  дне траншей,
Никола, Анзор, Сергей.
А семя оброненных вами дней
Взошло сединой моей…

Не знаю,
Никола, Анзор, Сергей,
Сколько таких траншей,
Но вас –
Миллионы глядят  во мглу…
И Май
           Над страной  огней…»
leshii # 16 января 2013 в 22:10 +1
Очень хорошо! Это портрет солдата, ещё вчера бывшего хлебопашцем, но сумевшего стать настоящим воином. Голосую за №21.
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:13 0
Трогательно..Голос за №21.
Администратор # 3 января 2013 в 17:23 +3
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 22

ВАЛЕЕВ РАВИЛЬ

Посвящение Антонио Вивальди

На площади Святого Марка
Под небом светлой бирюзы
Из сумрака тенистой арки
Плывёт скрипичный звук слезы.
То плач ребёнка без подарка
Или боящейся грозы.
Чей путь вдруг оборвали парки?
Венки могильные свежи.

А рядом шумный Grand kanale –
Снуют гондолы, катера.
В венецианском карнавале
Веселье плещется с утра,
И в праздник вспомнится едва ли
Давно забытая пора,
Когда Антонио Вивальди
Играл под бурное «Ура!»

Учитель – старина Легренци
Уже покинул мир забот,
И дамой ветреной Венеция
В капризе просит новых нот,
Чтоб были острые, как специя,
Чтоб был эмоций бурный взлёт,
Чтоб, как шедевры Древней Греции,
Чью прелесть время не берёт.

Предтеча Баха, Паганини,
Он создал скрипок стройный хор,
И образы, как на картине,
Нас поражают до сих пор.
След о венецианском сыне
Смыт в старой Вене будто сор,
Но диво музыка и ныне
Туманит влагой чей-то взор.
Твой Сон # 14 января 2013 в 12:56 0
"...под музыку вивальди..." (с) голос за №22
al.su # 15 января 2013 в 13:58 0
Всё бы было великолепно, если бы не "То плач ребёнка без подарка
Или боящейся грозы."  Плач ребёнка (мужской род), боящейся грозы. Ребёнка,боящейся грозы, или плач, боящейся грозы? Не стыкуется. Или я не поняла ?

Голосую  № 22
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:15 0
Душевно, голосую №22. v
Администратор # 3 января 2013 в 17:24 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 23

ВАЛЕЕВ РАВИЛЬ

Памяти Ашика Умера

Умер по улочкам Гезлёва
Ходил учиться в медресе.
Он был мальчишка, как и все,
Вдруг поэтическое слово
«О лунолика, черноброва!»
В душе запело о красе.

Поэт ушёл в свой путь однажды,
В огромный, правоверный мир-
Стамбул был рядом и Каир.
На свете не живём мы дважды,
Не утолить познаний жажды,
Зовут в дорогу звуки лир.

Он пел в дворцах, он пел в походах,
В набегах брал большой ясык,
Как меч, отточен, стал язык.
Поплавав в чужеземных водах,
Он слушал песни всех народов,
Великий, пламенный Ашик.

В Гезлёв, на берега залива,
Вернулся с ним усталый саз,
Чтоб дома встретить смертный час.
Поэт, как скошенная нива,
Дожил свой век неторопливо,
Но он остался среди нас.

Поют на праздники газели,
Его симаи и кошма,
Как много чувства в них, ума.
Их даже тронуть не посмели
Времён безжалостных метели,
Что рушат царства и дома.
Людмила Денисова # 14 января 2013 в 21:39 0
Голосую за конкурсную работу №23.
al.su # 15 января 2013 в 15:29 0
Очень хорошо !  Голосую - №23
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:18 0
Справедливо, искренне. Голосую за конкурсную работу 23.
Администратор # 3 января 2013 в 23:05 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 24

ЛАРИНА 2

Новые мифы

Я читала в толстом журнале:
Возникали новые мифы
И деталями обрастали,
Как растут из кораллов рифы…

Говорят,(и множатся слухи),
-Не однажды в суровой мгле
Собирались люди,-не духи!
На ознобной чужой земле.

В темном небе звёзды мерцали
И подмигивали до утра.
Очень странно: стихи читали
Превосходнейшие у костра…

В необъятной сибирской дали,
Словно созданной за грехи,
У костра иногда звучали
Неизвестные миру стихи.

Лишь легенды одни остались
От  людей,  не сгинувших там.
И в легендах - умный страдалец.
Осип звали его. Мандельштам.
Людмила Денисова # 14 января 2013 в 21:42 +1
Голосую за работу №24.
Нежное лето # 14 января 2013 в 23:07 +1
Голосую за работу №24
Администратор # 4 января 2013 в 09:10 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 25 (Премьера стихотворения)

АЛЕКСАНДР М

Александру Македонскому



Мир прост, как остриё меча,
И слаб, как дивный лотос Ганга.
Навстречу Солнцу  сгоряча
Бросал он грозные фаланги.


И падали пред ним цари,
Про честь забывшие, рабами,
И азии - в тартарары
Под Александра сапогами.
Альфа Елена Калиганова # 14 января 2013 в 16:12 +2
Голос за 25
Администратор # 4 января 2013 в 13:39 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 26

АЛЬФА ЕЛЕНА КАЛИГАНОВА

Джордано

Его сожгли на площади цветов.
Джордано. Звездный полог ночи.
Дорога наших дедов и отцов,
И залы неожиданных пророчеств.

Его сожгли. Полено или вещь?
За ним другие – ведьмы и колдуньи,
Все те, кто мог, но не сумел сберечь,
Хоть что-нибудь от золотой плясуньи.

Она плясала в смрадных кабаках.
Она плясала в тишине алькова.
И на ее насмешливых губах
Горчащий дым от сказанного слова.

Плясунья – жизнь. Размытые глаза.
Как шлюха спит под навесным забором.
Пора, проснись! Не кончена игра.
Он не дрожал над смертным приговором.

И в силу самых бурных передряг
Я твой боец.  Джордано на подходе.
Поднимет Время над Россией стяг...
И лестницу в звучащем «Переходе»
leostar11 # 22 января 2013 в 20:09 0
Голосую за №26.
Администратор # 4 января 2013 в 17:17 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 27

АНАТОЛИЙ 51

Л.Н. Толстому

  Всё так же мир лежит во зле,
  Так, как во дни Екклесиаста,
  И сквозь бесчувственность балласта
  Сочит Божественный елей.

  Ты над рутиной бытия
  Руками Господа был поднят,
  Но как вчера так и сегодня,
  Печальна исповедь твоя.

  Боюсь свидетельства строки,
  Что капли счастья растеряли
  Когда судьбу твою ваяли
  Две очень добрые руки.

  Как мало знали мы  когда,
  Скрывая собственную драму,
  Венчала школьную программу
  Твоя седая борода.
  
  Ещё вращается земля,
  Гончарный круг вертИтся старый,
  И те же руки не устанут
  Сегодня вылепить меня.

  И как случится не пойму,
  Что по волне какой- то тонкой
  Я закричу уже вдогонку
  Былому звону твоему:

  Ты этих рук не оттолкни
  Когда они тебя поставят,
  И плоть к душе твоей приставят,
  И потекут земные дни.

  Кричу за временной предел,
  Прошу ещё, ещё вглядеться:
  У этих рук большое сердце,
  А ты его не разглядел.
Renata # 14 января 2013 в 21:09 +1
Очень!
Нежное лето # 14 января 2013 в 23:09 0
Голосую за работу №27
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:21 0
За большое сердце!Голосую,№27. smile
Администратор # 5 января 2013 в 11:46 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 28

ЕЛЕНА СЕВРЮГИНА

Письмо Пушкину

От переизбытка чувства болят запястья,
Слова все и мысли, как прежде, не по  погоде…
Пишу как всегда: Александр Сергеич, здрасьте!
Простите, но вы сегодня слегка не в моде,
Вы слишком… ну, как бы Вам это сказать…вальяжный,
Спокойный и вдохновлённый, как на портрете,
А в нашу эпоху всё это совсем неважно,
А наши поэты часами сидят в инете,
Но если вы спросите, я Вам могу ответить,
Что в доме моём камин и часы с кукушкой
И что я люблю мечтать, как мечтают дети,
О том, как ко мне придёт…ну, к примеру, Пушкин…
Но сотая за окном пролетает бричка,
А Вас почему-то  нет, и, боюсь не будет,
Но я, как и прежде, жду (ждать – моя привычка),
Ах, эти поэты – да что же они за люди?
И вновь за моими окнами не кареты –
Машины бесформенной грудой металлолома,
А я Вам пишу – вот такие мы все, поэты,
И не говорите, что с Вами мы не знакомы!
КК # 16 января 2013 в 23:57 +1
Хорошо!
Можно голосовать? Тогда голосую за КОНКУРСНУЮ РАБОТУ 28.
Администратор # 17 января 2013 в 00:02 +1
Конечно, можно и нужно голосовать! Только номера работ не забывайте указывать пожалуйста.
анфиса # 21 января 2013 в 10:53 0
Анфиса за №26.Подкупило ..."к примеру, Пушкин...". Небрежность в выборе... Стиль выдержан.Люблю такое исполнение!Чья работа?Откройтесь!
Администратор # 6 января 2013 в 08:53 0
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 29

РЕНАТА

ПАМЯТИ ЗАВОЛОКИНА

Как ни менялась бы погода
И нашей жизни календарь
Живет в сибирских небосводах
Отрада – песня, как и встарь.

Ее волнующие  строки,
Душевный  искренний  мотив
Певец народный Заволокин
Всем нам, живущим, посвятил.                                  
И снова над Сибирью песни,
Тоскующие  под гармонь,              
Плывут по городам и весям.
Душа звенит в них – только тронь…

Не стихнет эхо тех напевов:
Навеки поселилось тут,          
В родных полях среди посевов
Надежный обрело приют.

Вновь этой ночью синеокой
Звучит гармонь сибиряка.
Тебе, Геннадий Заволокин,
Поклон и память на века.
al.su # 15 января 2013 в 15:34 0
Хорошо написано. Голосую - №29
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:25 0
Кротко, с надеждой и заботой..Понравилось, голос за №29. v
Администратор # 6 января 2013 в 08:54 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 30

РЕНАТА

Предсказания Поэта

М.Ю.Лермонтову

«Моя душа, я помню, с детских лет
Чудесного искала…»- как Поэт
Мог знать меня и зов моей души,
И в звездный полуночный час тиши
Со мной подолгу часто говорить,
Во мне желания, мечты будить,
Мне объяснять саму себя
И жить  порой в страданьях, но любя?!

«Мне надо действовать, я каждый день
Бессмертным сделать бы  желал,..» - не лень
Мне повторять его слова опять:
Они сумели моим кредо стать,
Ведя по непроторенным путям
В далеком детстве и года спустя,
Учили  жизнь ценить и каждый миг,
Вершить дела, чтоб стал добрее мир.

«Всегда кипит и зреет что-нибудь
В моей душе…» - таков мой жизни путь,
И это предсказал поэт в стихах.
С тех пор покой мне снится только в снах,
Манит, но не обрадует покой,
Да знает ли о нем хоть кто живой?!
Творю, и коль дарю кому-то свет,
То я не зря... Благодарю, Поэт.
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:26 0
Голос за конкурсную работу 30. v
leostar11 # 22 января 2013 в 20:05 0
Лермонтов - один из моих самых любимых поэтов, мой голос за №30.
Администратор # 7 января 2013 в 09:03 +5
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 31

ГЕННАДИЙ РОСТОВСКИЙ

  Л    Е     Н    И   Н   У

Октябрятскою звёздочкой,
                            галстуком шёлковым алым,
Комсомольским значком
                                 на моей  Вы сияли груди.
Были в  сердце моём.
А теперь Вас не стало, не стало…
Не заменит Христос.
                          Не заменят цари и вожди.
Эх, Владимир Ильич,
                      как мы верили вам, как любили!  
Вражий класс истребили,
                                        детей и дедов не щадя.
Мы легенду из Вас,
                               мы икону из Вас сотворили,
Статуй Ваших мильоны
                            воздвигнув на всех площадях.
Не хотели Вы этого.
                                Богом Вы быть не пытались.
Но воздетой рукой
                                указали Вы тот ли нам путь?
Кровью мук и репрессий
                               и флаг, и звезда пропитались,
Кровью жертв и героев.
                                И прошлого нам не вернуть.
Днепрогэс и Магнитка,
                                 и Чкалов,
                                              и май сорок пятого,
И  Гагарина взлёт,
                                 и сексота подмётный донос,
Ложь газетных страниц,
                            Дунаевского песни крылатые -
Всё в терновом венке моей Родины       переплелось…
То буржуй с кулаком,
                           то шпион, то масон, то евреи…
Стал он лагерной пылью –
                                    никак не сдающийся враг.
А идея была хороша!
                                         Только что нам идея,
Если строили храм,
                           а воздвигли мертвящий Гулаг?
Не злорадствую, нет.
                        И понятен мне гнев сталиниста
И обида в глазах седовласого фронтовика.
Презираю я тех,
                       кто вчера ещё был коммунистом,
А сегодня слюны не жалеет
                                                для злого плевка.
Всех по полочкам Время расставит,
                                                 рассудит История.
Неуместны ни дёготь вонючий,
                                                    ни сладкий елей.
…Дует ветер октябрьский,
                                         свистит в моём сердце,
                                                                  которое
Опустело, как Ваш опустеет
                               когда-нибудь    Мавзолей…
Александр М. # 14 января 2013 в 17:31 +1
Голосую за работу №31. (очень понравилось)
Людмила Денисова # 14 января 2013 в 21:49 +1
Голосую за работу №31. Здорово!
al.su # 15 января 2013 в 14:35 0
ГОЛОСУЮ !!!  № 31
Алексей Бриллиантов # 16 января 2013 в 00:39 0
Очень взвешенно, очень честно, очень мудро. С приглушённой,но больной эмоцией. Мой поклон. За №31.
Анатолий51 # 17 января 2013 в 01:15 0
Не может кесарь получить больше чем  кесарево. Думаю зря автор сравнивает, пусть любого, идола с Иисусом Христом.
Геннадий Ростовский # 24 января 2013 в 08:41 0
Может, и так. Просто в данном случае я говорю не о всех, а о себе. А я как был атеистом, так им и остался, увы...
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:31 0
Голос за конкурсную работу 31.
Администратор # 8 января 2013 в 15:00 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 32

А. АБРАМОВ

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАМЯТНИКА АФАНАСИЮ НИКИТИНУ

Не адмиральскому я кителю
Сегодня петь осанну стану,
Но Афанасия Никитина
Литьем пошитому кафтану.
Когда такие версты пройдены,
Притом без выслуги и пенсии,
Кафтан – он вроде флага Родины
В какой-нибудь далекой Персии!
Не оскорбятся их сиятельства -
И адмиралам тоже трудно,
Но у купчины обстоятельства,
Когда в пассиве флаг и судно.
А дальше что? Ухмылка девичья?
Мужей ученых катавасия?..
Но есть в купце процент Сенкевича,
А в том – частица Афанасия.
Пойми, дитя эпохи глянцевой
При снисходительном оскале, -
Из стран, живущих в изоляции,
Не всех охочих выпускали!
Несутся «Боинги» хвостатые,
Крылом качая разным странам.
Стою, как тень от тени статуи,
Вблизи нетленного кафтана.
Людмила Денисова # 15 января 2013 в 15:21 +1
Голосую за №32.
Калина (Ирина Горбань) # 19 января 2013 в 22:42 +1
Голосую с удовольствием за № 32.
Администратор # 8 января 2013 в 21:21 0
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 33

А. АБРАМОВ

МАРИНЕТТИ В РОССИИ

Филиппо Томмазо Маринетти – итальянский поэт, автор футуристического манифеста, участник 1-й мировой войны, в 1942 году побывал на Сталинградском фронте  с инспекционной проверкой 8-й итальянской армии. По некоторым данным, Маринетти был взят в плен, после чего его следы затерялись в г. Асбест на Урале. По официальной версии Маринетти умер и похоронен на родине. Автор текста предпочитает апокриф.

Ретивые без меры, веселые, как дети,
Шагают берсальеры под взглядом Маринетти.
Им так идут погоны. От расстояний пьяны,
Махнули легионы аж за валы Траяна.
За Дон, за Днепр, за Волхов! Могучи, как тараны,
Дойдут до царства колхов – до вотчины тирана!
Ботинки-скороходы, шнурочки-аксельбанты…
Ах, где младые годы под знаменем Антанты?
Восторжен до надрыва киношник-оператор,
Вращает торопливо он ручку аппарата,
Изгибом шеи тонкой похож на знак вопроса.
Катушки с кинопленкой – истории колеса!
Солдаты после титров смотреться будут веско.
А рядом катят в «тиграх» союзники-тедеско*.
По селам будут танцы, на танцах будут феи,
Их честь преторианцы внесут в реестр трофеев.
Использовав молодок, над взятою страной
Затянут сотни глоток: «Италия, а-ной!»
…Наполнившая воздух мелодия исчезла.
Отличен ветхий посох от маршальского жезла?
Кто – автор манифеста иль дух его согбенный
По городу Асбесту бредет в колонне пленных?
На пленных на Урале глядели исподлобья
И в землю зарывали без гимна и надгробья.
Поэт свое получит в нездешнем измеренье,
Где кепочкою дуче укрыты павших тени…

*Тедеско(итал.) – немцы.
Людмила Денисова # 15 января 2013 в 15:19 +1
Прекрасное стихотворение, но портрет совсем не выписан. Попробую проголосовать за №33.
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:42 +1
Интересно вышло..Голос за №33.
Администратор # 9 января 2013 в 11:51 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 34

ТВОЙ СОН

гитлер


...история, как лука тетива –
звенит неисчезающим рефреном...

«легко пинать поверженного льва,
а я повержен. тело стало тленом.
в далёком 45-ом я ушёл
и враг, поверив в мнимую победу,
легко разрушил ариев престол,
но веру не убил!

иду по следу
неисчислимых армий и полков –
последышей моих идей и мыслей
и сею семена великих слов
о «нации в венке дубовых листьев».

случится так: с петель сорвётся дверь
забытых погребальных казематов
и выйду я! и будет новый зверь
сжирать евреев, негров, азиатов!

и арии великие пройдут
по континентам, наводя порядок.
вы слышите? –  
не умер я!
я тут! я отмщу (а запах мести сладок)!»

история, как лука тетива –
звенит почти неслышно раз за разом.

...не верьте, люди, вовсе не мертва
коричневой чумы зараза...
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:44 0
Жутко. Хрупкое равновесия мира.
Голос за №34.
Администратор # 9 января 2013 в 12:48 +1
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 35

ВИКТОР ВИНСЕНД

"Сашка Пушкин" (шарж-пародия)

Сашка Пушкин! Гений наш кудрявый!
Наш царско-сельский лицеист!
Профиль твой изящный и упрямый
Вечно будет красить лавра лист!

В твой двухсотлетний день рожденья
Поэт не может промолчать.
Прими, мой гений, извиненья
За вольность стиля, так сказать.
Прости мне, Сашка, фамильярность,
Я твой коллега по перу.
Перед тобою я – бездарность,
Но муза тянет, я не вру!
Не будучи «пушкиноведом»,
Решил тебе я посвятить
Свой шарж, в нём о тебе поведать,
Твой образ шуткой осветить.
Сначала ракурс твой представить,
Затем в анфас тебя подать,
И профиль твой кой раз восславить,
И почести тебе воздать.
Меня измучили сомненья:
Какой твой стиль в основу взять?
Мой выбор выпал на «Евгенья»,
В роман о нём – тебя вписать.

1
Наш Пушкин, самых честных правил,
Когда не в шутку стал сердит,
Весь свет дуэлью позабавил –
И был, естественно, убит….
Его пример – другим наука!
Но, боже мой, какая скука
Друг в друга пулями стрелять,
Потом застреленным лежать.
Какое низкое коварство
Примочки к ранам приставлять,
Слова прощальные шептать,
Пред смертью принимать лекарства,
Лежать и думать про себя,
Неужто чёрт прибрал тебя!

2
Так думал наш поэт беспечный,
Себя в карету усадив,
Труся по утру к Черной речке,
Не дописав, не долюбив.
Отец «Людмилы и Руслана»,
Я в строках твоего романа
Хочу не только дань воздать,
Но и мораль в нём преподать.

3
Мы все писали понемногу
О чём-нибудь, и как-нибудь,
Но так, как ты блистал, ей богу,
Не суждено уж нам блеснуть.
Ты, Сашка, стал по мненью многих,
(Пушкиноведов очень строгих),
Поэтом вечным, без границ;
Умел в стихах исполнить блиц,
Без принужденья, в рифмах нежных,
Коснуться с лёгкостью глубин,
Не обходя коварных льдин,
Стихами проучить небрежно,
И возбуждать волну похвал
Тем, что при жизни создавал.

4
Ах, Сашка, наш поэт-писатель,
Как ты безвременно погиб!
Душою съёжившись как гриб,
В миг сиротой стал твой читатель!
И, зачитав тебя до дыр,
Твердит, как праведный псалтырь,
С вершин эпох назад глядя:
Дуэли вредны для тебя!

5
Да, слушатель мой благодарный!
Я мог бы дальше продолжать.
Но я боюсь – мой шарж бездарный!
И с ним пора уже кончать.
Конечно, было бы нелепо
Мне всю поэму излагать,
И подражать Поэту слепо,
И слушателя утомлять,
Но, Сашка! Право так обидно,
Что не подумал ты о нас –
Твоих поклонниках и, видно,
В тот миг забыв и про Парнас.
Ты много б мог всем нам оставить,
Прожив ещё с полсотни лет!
И Русь ещё стократ прославить,
Продлив свой гениальный след!
И мне немыслимо представить,
Что б создала твоя рука,
Позволив лишь тобой заставить
Все полки, аж до потолка!
Но ты умолк…. И нам осталось
Довольствоваться тем, что есть.
И жизнь не удлинив на малость,
Ты сохранил потомкам честь!

Прими же, Сашка, добрый гений,
Поклон от всех! И от меня!
Он вечно с нами – твой «Евгений»!
Тебя в нём не узнать нельзя!
Администратор # 9 января 2013 в 12:49 +3
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 36

ВИКТОР ВИНСЕНД

А.Блоку

Ты запорошен пеплом революций,
Смятеньем жухлых и всходящих трав,
И почками душевных эволюций
Взбухает твой всепоэтичный нрав.

И раздираем тоном сквернословий,
Как в небосвод лазоревый волна,
Ты вскинулся в невежество сословий,
Засеребрив смятённых, как Луна.

И даже в этом поднебесье гласном,
Среди камней, штыков и красных лиц
Ты оставался хрупким и прекрасным,
Все воспевающим священных птиц.
Renata # 14 января 2013 в 21:08 0
Вот это исторический портрет! Захотелось перечитать Блока
al.su # 15 января 2013 в 14:46 0
Я его обожаю. Стоит прочесть.
Анна Свирс # 14 января 2013 в 22:02 0
Хорошо! Голосую за №36!
Нежное лето # 14 января 2013 в 23:12 0
Голосую за работу №36
Людмила Денисова # 15 января 2013 в 15:09 0
Мой голос за работу №36.
al.su # 15 января 2013 в 15:11 0
Очень хорошо написано, но образ не определяется. Голосую - № 36
Анна # 15 января 2013 в 15:55 0
Жёсткое скопление согласных - /ВСХ-одящих/, /ВЗБ-ухает/, /СКВ-ернословий/и т.д.нарушает звуковую организацию стиха. Образ ЛГ расплывчат.
Алексей Бриллиантов # 16 января 2013 в 00:42 0
Поэзия... За 36.
анфиса # 17 января 2013 в 11:14 0
"Я ломаю слоистые скалы в час отлива на илистом дне..."Очень хорошая работа №36.
Администратор # 11 января 2013 в 19:12 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 37

АНФИСА

Гарринча

Все в Бразилии привстали,
Мощно грянули басА.
"Восьмисотый!- сосчитали. -
Гол  Гарринчи...  Красота!"

Ну а в личной жизни... тихо.
Лишь одиннадцать детей.
Все - девчонки!... Впрочем, лихо.
Гений - баловень полей!


На его могиле эпитафия: «Здесь покоится тот, кто радовал народ».
leostar11 # 22 января 2013 в 19:58 0
О! Футбол - ты мир! Голосую за №37.
Администратор # 12 января 2013 в 08:46 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 38

МАКСИМ

Всего 5 букв - а сколько крови
Нам это имя принесло...
Как революции героя,
Его мы помним из кино.

Такого доброго дедулю –
Слегка всегда  прищурен взгляд.
Готовил мировую бурю,
За брата отомстить был рад.

Крестьянам обещал он землю,
Рабочим посулил завод.
И мир насилия и скверны
Разрушить взялся «за народ».

С землей не очень-то сложилось,
Заводы стали, как один.
Разрушить все же получилось,
И стал он нищих господин!

Голодным управлять не трудно -
За хлеба черствого кусок
Готов и славить повселюдно,
И в бой - за  нищенский паек.

Добрейший дедушка-мечтатель
Покрыл Россию красной мглой.
Страны Советов основатель
Не принят и родной землей.
Неверович Игорь # 13 января 2013 в 17:57 +1
Учи, дорогой автор, исторические события, а не слушай болтовню "дерьмократов". Я жил при Советской власти - дай Бог теперь жить каждому при нынешней власти, особенно рабочим и крестьянам. Автор просто не знает положения дел в нашем многострадальном государстве.
al.su # 15 января 2013 в 14:53 0
Написано красиво, НО ЕРЕСЬ ! Пишите о том, чему являетесь свидетелем.
Администратор # 12 января 2013 в 21:18 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 39 (Премьера стихотворения)

АЛЕКСАНДР М

Снаряжу я ладью, крутобокую гордую птицу,
Поцелую жену, поклонюсь золотым куполам,
И за синее море, где сонное солнце садится,
Поплыву к неизведанным странам и дивным мирам.


В моих трюмах -пенька, и меха, и немного надежды,
И отчаянной удали русской полны сундуки.
За жар-птицей и перцем - не то, чтоб не ездили прежде,
Только где же они, горемычные те мужики?


Знаю, будут шторма и ветра, бусурманов атаки,
Но в озёра России  и после -смотреть как в глаза,
И я буду терпеть, как герои той древней Итаки,
Свою веру, и жизнь, и добро защищать до конца.


Из Твери Афанасий, Никитин, - запомните, братцы!
Не меняла, подьячий и писарь, а честный купец.
Мне -счастливой дороги, а вам хорошо оставаться.
Вот и всё, отплываю! Ну, с богом! Бросайте конец!


                         (лето 6976 от с.м.)
0 # 13 января 2013 в 00:47 +3
Хорошо. Звукопись местами понравилась. А у кого бы спросить, реально, чтобы Никитин знавал героев Итаки? У наших предков своих мифов было полно. Алё, историки? :)
0 # 13 января 2013 в 23:47 +1
Первые переводы фрагментов произведений Гомера на русский язык, насколько я знаю,  были в 18 веке, при Ломоносове. Никитин жил в 15-м. Но я не историк, могу ошибаться.
Душа # 18 января 2013 в 18:19 +1
Голосую за №39.
Администратор # 13 января 2013 в 18:26 +2
КОНКУРСНАЯ РАБОТА 40 (Премьера стихотворения)

LEOSTAR 11

Мастер

Вот это я тебе взамен могильных роз,
Взамен кадильного куренья,
Ты так сурово жил и до конца донес
Великолепное презренье.
Анна Ахматова

Пусть вокруг засилье лжи и босяков,
Ханжества, идейного дурмана,
А его перо и тонко и легко,
Ткань творит великого романа.

Рукопись та не сгорит, не пропадет,
Не уступит гибельному тлену,
Неизбежно путь к читателю найдет,
Сквозь преграды, каменные стены.

Ни наград, ни премий, ни величья стел,
Удостоен звания лишь  - «Мастер»,
Титула другого вряд ли он хотел,
И искать достойней – труд напрасный.

Черным белое вовек не заменить,
Честь, талант и совесть будут правы.
Сердце человечье смог он сохранить,
В пору шабаша собачьих нравов.

Не просил он никогда и ничего,
Все ему они давали сами:
Травлю, клевету, запреты и бойкот,
Шевеля зловещими усами.

Провидение вело и в дождь, и снег,
Берегло от рокового шага,
Только не спасло от власти и коллег,
Их объятья верно удушают.

Он не умер, он – Булгаков! Гений!
Имя не сгорит, не канет в Лету,
И не надо митингов и прений,
И читать… советские газеты.
Альфа Елена Калиганова # 14 января 2013 в 16:16 +1
Голосую - 40
Андрей Балабаев # 20 января 2013 в 19:34 +1
Хорошо, отозвалось. Голос за № 40.
Mikanor # 14 января 2013 в 12:48 +2
Просто так



Пушкин, Пушкин Александр, Богом посланный поэт!
Русский царь литературы, правда, ложь, стихи, памфлет...
Петербург,Москва, интриги, золотой России век ,
Гений, вспыльчивый,ранимый,
               камер -юнкер, выстрел, снег....
Анна # 16 января 2013 в 11:53 +1
Обнажённая простота и точность.
Проголосовала бы, да № нет:(
Администратор # 16 января 2013 в 11:55 0
Анна, автор не участвует в конкурсной программе.
Это решение самого автора.
анфиса # 17 января 2013 в 16:25 +1
Мне  понравилось.Лаконично.
Александр Трубин # 14 января 2013 в 18:56 0
а вот это как?

Ты по долине или по лесу
Шагаешь весело и вольно,
Не ожидая, что наколешься...

А лес и дол видений полны!
И в них мерцают, сокровеннее,
Чем огоньки во тьме погоста,
Такие предостережения,
Которые читай не просто.

Смотри, как норки в корни прячутся,
Тая зверье от посторонних!
Ты должен в чтенье насобачиться:
Все звери здесь – не проворонь их!
Увидишь ласковые челюсти,
Услуг медвежьих вереницу,
Увидишь, пасть какая щерится,
Кто там рысит, а тут змеится,
Кто пресмыкался и возвысился,
Кто волком выл, кто – козлетоном,
Кто съежился, а кто окрысился,
Кто осовел в дупле безсонном.

Раскусишь весточку кукушкину:
«Пора, мой друг, с землей расстаньтесь!»
... Но так и не открылось Пушкину ,
Чье имя спрятано в «атанде-с!»
КК # 16 января 2013 в 23:52 0
Средне.
Александр Трубин # 19 января 2013 в 10:29 0
Прежде, чем писать нужно было бы хотя бы поинтересоваться, кто это написал.
Ну , для начинающего графомана это простительно
Mikanor # 14 января 2013 в 20:28 +2
молчу, не кричу, проиграла,
Но я не играла,
Я прочла и еще прочту,
Да, достаточно, ставок немало!