Выжившие в девяностые

 


Мы дети, выжившие в девяностые -
Депутаты делили власть,
Не могли накричаться всласть,
Затевая дебаты острые.
Мы пили из майонезных баночек суп,
Бесплатно в школах раздаваемый от бескормицы,
От всех болезней - анальгин был только в больнице.
Мы мечтали отоварить по талонам колбасу,
А ещё нам безумно хотелось конфет,
Любых, даже батончиков без бумажки;
Родители выглядели уставшими,
Глядя в наши голодные рты;
говорили: «Нет!»
Нет конфет, мяса - нет, хлеба - нет.
Есть - винегрет
Из домашней картохи, свеклы, огурцов…
Мы не видели дома голодных отцов,
Равнодушно спивавшихся по гаражам;
Им нечего было дать нам, они напивались в хлам.
Нас для них стало слишком много,
Кормить нас было дорого,
Водка была дешевле, они напивались без цели.
Нас кормили голодные матери,
Посылая отцов по матери.
Некоторые залезали в петлю,
С запиской: «Не прокормлю!»
Детдомов тогда открывалась тьма -
Нас толпой возвращали стране, государству.
Детсады превращали в детдома,
Нам светила колония да тюрьма.
Государи заступали на царство,
Плодилось новое барство… 

Мы хотели поступить в ГПТУ;
Спецодежда, бесплатный «хавчик».
Там любой упакованный мальчик
Осуществлял свою мечту.
Было модно носить телогрейки,
Катанки-валенки; картонные наклейки
Становились качками. Шапки-пидораски
Защищали мозги от тряски;
На нас испытывали новый героин,
И дольф лунгрен был нашим героем,
И грудастая сабрина украшала каждый туалет;
Нам говорили: «Ничего интересного нет!»
Но у нас был свой интерес,
Мы знали уже, что в России есть секс!
А где-то есть колбаса.
До Москвы электричкой четыре часа -
И у вас уже есть колбаса!
В сытых городах Очередь требовала прописку
При покупке колбасы;
Мы говорили: «Дядя, не ссы!
Мы живём за углом, здесь близко!»
Вот такие у нас были шутки.
Мальчиков забирала армия,
Девочки шли в проститутки
Заработать на жизнь достойную.
Затевались новые войны.
Нас всё равно было слишком много… 

Сейчас нам уже под тридцать,
Мы полноценные единицы.
Тем, кому повезло уцелеть и не спиться,
Предлагают за деньги плодиться,
Готовят четвёртый на нашей памяти кризис.
У власти шесть тезисов, как катехизис.
Зарплаты замораживают понемножку -
Нам уже наплевать!
На все фокусы власти мы отвечаем одним:
Угрюмо садим картошку!
Нас по-прежнему много, мы выжили
И нарастили на душах броню,
Мы не верим новому дню!
Во славу чьих-то славных идей мы не рожаем детей!
У нас на счетах ничего не сгорит,
Потому что нет ничего!
И пока у нас ничего не болит,
Мы празднуем над властью своё торжество!.. 

----------------
2008-11-04 

ЕВРАЗИЙКА
1
На пластилинном серо-голубом,
На неподъёмном шарике старинном
Летел в пространство сизым голубком
Мой предок дальний на коне былинном.
Волной неслась несметная орда,
Смывая городки и города.
Сшибались, падали и вновь разъединялись.
Вдаль уходили - дети появлялись…
2
Я – Евразийка, всем гожусь в невесты.
В скелете тонком моим генам тесно.
Меня прабабки круто замесили
На пересылках кочевой России.
Народы в поисках всё той же лучшей доли,
В таёжных приисках, на стройках и в забое.
С земных глубин вздымается порода,
В одну сливается вся уймища народа.
Все вплавились в меня, сваялись и сплелись.
Такая даль во мне, попробуй, оглянись! 

12.03 - 30.11.2008
Стихотворение опубликовано в журнале "Наш Современник" № 7 2009г. 
Рейтинг: +4 Голосов: 4 216 просмотров

Поделиться с друзьями:

Мягков Александр # 23 июля 2017 в 17:23 +1
Всё так и осталось сейчас:
Радуги,чистое небо...
...Как тут теперь у нас?
Девяностые-нео...
Не стало больше "добра",
У тех,кто работает честно...
И так же тошнит с утра...
Выжившим,нам,известно:
Сможешь убить,украсть-
Будешь богат да счастлив...
Нет?...Ты-лишь просто масть
В розданных кем-то картах... zlo

Спасибо за стихи.Проникся. v
Марина Шамсутдинова # 29 июля 2017 в 06:01 0
спасибо за отклики... стихотворение действительно живое... ему вот скоро 10 лет, а копья на нем до сих пор ломают... мне было бы не стыдно жить, даже если бы я ничего кроме него не написала...
гюргий # 24 июля 2017 в 12:10 0
Про девяностые написана очередная страшилка, такая же, как про жизнь в СССР!
И чем дальше от того периода, тем больше появляется воспоминаний подобных "очевидцев".
Не было голода в СССР ни в восьмидесятых, ни в девяностых. Не было! Перебои со снабжением были, талоны были, а голода не было! У каждого нормального россиянина в холодильнике всегда было и мясо, и колбаса. Просто тогда это называлось не "купить", а "достать". И доставали у знакомых продавцов, а центральная Россия - в Москве.
Насчёт спившихся отцов.
Да, в конце советского периода мужики (да и женщины) пили много и часто. От чего? От безделия и безнаказанности. Работать ходили, что делали на работе? Дуру гнали в основном. Тогда на вопрос "Кем устроился?" (именно "устроился", а не "работаешь") самым модным был ответ: "Устроился - зашибись! Ничего не делаю, а 120 рэ в кармане!".
И вдруг - появилась частная собственность! Стали платить не за отработанное время, а за результат! Оказалось, что у половины мужиков руки из жопы растут - не умеют ничего! Переучиваться лень. Что делать? В стопку нырять. И нырнули многие. От привычки к халяве. Нормальные - рукастые и хваткие - сцепили зубы и стали работать. По настоящему! На себя! По 12-14 часов в сутки! А халявщики и бездари в нытьё, мол, это - хапуги и спекулянты!
Я всё это прошёл лично. Мне некогда было ныть и стонать. Я с друзьями работал! Правда, и выпивали крепко. Но не в ущерб работе. И "лихие девяностые" не заметил. Ни бандитских разборок со стрельбой у нас во Владимире не было, ни поголовного рэкета. Даже пресловутый "путч" ГКЧП не заметил - работал.
Вы не верите новому дню? На здоровье! Страдание - дело добровольное.
У вас на счетах ничего не сгорит? Да, нищему пожар не страшен. Но вам нравится быть нищим, вы этим гордитесь. А у большинства нормальных пенсионеров есть сбережения. Уж двадцать-то тысяч "на смерть" припасено. Да и квартиры приватизированные стоят недёшево. И нам есть чего терять, есть что передать детям и внукам!
Так что не страдайте за всех! Таких "страдальцев", как правило, не любят.
К власти можно по-разному относиться, и претензий у каждого к ней найдётся не мало. Но она работает, обеспечивает вам защиту от внутренних преступников и внешних врагов.
Короче говоря, прежде чем выступить публично, думайте. А, если уверены в своей правоте, приводите доказательства.
Есть отличная пословица наших предков "Не хочешь думать - верь! Не хочешь верить - думай!".

Гюргий.
Renata # 24 июля 2017 в 13:58 +1
я прожила девяностые относительно "легко" благодаря новорожденной дочке: заботы о ней, интерес по поводу этого чуда рождения и роста ребенка отвлекли меня от событий, о которых узнала в подробностях лишь спустя годы...и помню только, когда не давали зарплаты и фактически нечего было есть, я радовалась тому, что дочечка слишком мала, чтобы запомнить это...она и не помнит...
интересные стихи, Марина...может, спорные в чем-то , но все это было...
Сергей Злобин # 25 июля 2017 в 11:23 +1
Какой голод(что Вы городите?)Я, в 90 стые  продолжал точно также жить, как и при Советском союзе, зарплату платили каждый месяц, покупал в магазине почти всё. Одевался в Лужниках и не чувствовал никаких девяностых.
Вера # 26 июля 2017 в 13:54 +1
Не понимаю, почему художественный текст некоторые авторы в откликах на стихотворение «90-ые» Марины Шамсутдиновой начинают вульгарно сопоставлять с конкретным историческим, даже обывательским бытием. Гадают: было  - не было, могло быть- не могло быть, совершенно оставляя  в стороне авторское видение, осмысление свершившихся событий, их индивидуально воспринимаемый  смысл, что как раз и дорого в произведении искусства.
Навязывают художнику своё видение мира , «просвещают» его, забывая о том, что автор совсем не обязан точь-в-точь копировать время и события, пусть это делают за него историки и краеведы.
Хотя даже онтологическая правда в стихотворении Марины вполне достоверна.
Сама помню события 90-х, ощущения людей в этот период. Женщины отказывались рожать детей (неоднократно лично слышала об этом), не верили в их будущее. Сами дети, прошедшие через эти годы, были в большинстве своём « брошены» и растерявшимися родителями, и тем более государством. Не зря этих детей сейчас называют «потерянным поколением». Смертность в стране катастрофически превысила рождаемость. Наркотики, сомнительный алкоголь, порнография почти бесконтрольно хлынули в Россию. Да и голодные обмороки были, и смерти, и сознательные голодовки из-за невыплаты зарплаты. Нельзя судить только по одному городу или посёлку . Мы, например, в той же Владимирской области по нескольким месяцам не получали  зарплату, а в соседней Ярославской её выплачивали регулярно. Многие люди с достойным  образованием, хорошие специалисты, особенно в оборонной промышленности, вынуждены были , чтобы прокормить семью, идти торговать. Тогда как верхушка власти делила общенародную собственность,  начисто забыв и о своём народе, стране, и о том, куда двигаться дальше. О совести я уже и не говорю: в одночасье исчезли все  гуманные советские призывы и лозунги. Даже помощь, оказываемая ВФ, частично и даже полностью разворовывалась дорвавшимися до власти и денег чиновниками. Страна была на грани катастрофы, и только Евгений Примаков со своей командой, приглашённый новой властью руководить правительством, спас ситуацию от неминуемого краха.
Сколько наших соотечественников, их детей погибло в бывших союзных республиках. У многих  не было денег , чтобы уехать оттуда( после развала Союза они лишились работы), да и поезда уже не ходили регулярно. А тех, которым всё-таки удалось вырваться, ждала в России полная нищета, отсутствие жилья и работы и никакой поддержки со стороны государства.
Лидия Графова, тогдашний спецкор «Литгазеты»,  боролась за этих людей, до сих пор помню её душераздирающие статьи и репортажи о жизни и судьбах беженцев. Особенно тяжело было мигрантам, которым некуда было приткнуться, у кого не было родственников в России. Они каким-то образом объединялись и небольшими колониями жили даже в лесу. Строили кое-как убогое жилище, ездили в город в поисках работы, многие из них были профессиональными специалистами. Страшно было и то, что вместе с ними находились  и дети, и беременные женщины.  Это вовсе не сказки, а реальные истории тогдашней жизни и проблем мигрантов, о которых  почти в каждом номере  «Литгазеты» рассказывала нам честный корреспондент Лидия Графова, которую на мигрантских сайтах называют «Совесть российской миграции», которой  присвоена высшая  журналистская  награда « Золотое перо России».По какой-то иронии судьбы , именно в тот день, когда в « ЛГ» появилась её очередная статья « Кто защитит беженцев от чиновников, которые должны им помогать», обозреватель Графова была «отставлена» от «Литгазеты». А всего она написала в защиту мигрантов более 500 статей. В журнале «Персона» есть интервью с мужественной журналисткой и  её словами, вынесенными в эпиграф:
«… С юности сохранилась довольно мучительная привычка: каждый день я должна себе доказывать, что не напрасно живу на свете».
Я не удержалась от соблазна рассказать немного об этой прекрасной женщине, одной из многих, которым небезразличны « маленькие» люди и их судьбы в нашей непростой стране.
Если хотите подробнее узнать правду о жизни наших соотечественников в бывших союзных республиках, прочитайте повесть тоже удивительной и сильной женщины,  талантливой писательницы Веры Галактионовой «Спящие от печали» о том, что пришлось пережить этим людям в 90-е годы.(В Интернете есть полный текст этой повести).
Не будьте людьми с короткой памятью, а то и вовсе беспамятными, не живите по принципу « Моя хата с  краю - я ничего не знаю» и не хочу знать. Время - бумеранг, когда–нибудь  оно может обернуться и в вашу сторону.
Демин # 27 июля 2017 в 03:46 +1
Девяностые в России

Эра Раисы Максимовны, пьяного Бори -
Что ж, заслужили такой вертикали!
Было ли хуже когда-то дотоле (до Толи)? -
До - не такое видали!
гюргий # 27 июля 2017 в 05:10 0
Каждый вправе высказать собственную точку зрения на любое событие, согласиться или нет с авторским "художественным" видением. Однако по важнейшим историческим событиям своей страны высказываться следует от своего имени, а не от "мы". Не нужно меня записывать в сотоварищи. У меня другое мнение.

Вера в свойственной ей манере, как всегда, включив эмоции и выключив критический анализ исторических событий, дублирует вой толпы: "дети ... были в большинстве своём «брошены» растерявшимися родителями...", "женщины отказывались рожать детей", "верхушка власти делила общенародную собственность,  начисто забыв и о своём народе, стране...", "сколько наших соотечественников, их детей погибло в бывших союзных республиках...  А тех, которым всё-таки удалось вырваться, ждала в России полная нищета, отсутствие жилья и работы...". Такой вот Армагеддон ею нарисован. С глупостью спорить бесполезно. Да и обсуждается не её творение.

Странно другое.
Крымчанка, добровольно (или нет?) проголосовавшая за воссоединение с Россией восклицает:
"Мы не верим новому дню! Во славу чьих-то славных идей мы не рожаем детей! Мы празднуем над властью своё торжество!..".
Это как понимать?!
скорпион # 28 июля 2017 в 14:16 +1
«Слепая верность – доблесть раба», люди с таким менталитетом, никогда не поймут, как можно праздновать  «над властью своё торжество..», особенно тем, у которых «ничего нет». Такие ревнители быта  с детства научились добывать колбаску, иметь заначку и быть нужными любой власти. Как сказал бы В.Токарев «Наш Вадик был на всё горазд, он патриот и краевед».
Вера # 28 июля 2017 в 16:59 +1
О  ДУРАКЕ

Идти в дорогу с дураком-
труднейшая задача:
всегда он чешет прямиком-
то кроет, то иначит.

Прёт через чащу  напролом,
ломая чьи-то ноги.
Он с аксиомой незнаком:
Ему « вещают» Боги.

Твёрд в наставленьях, словно лом,
не признавая истин.
Он в распрях  сам Наполеон
на поле боя чистом.

Избави боже с дураком
вам спорить откровенно:
набор с десятком идиом
в его мозгу мгновенно.

Но всё ж он лучше подлеца
с  его хитросплетеньем,
тот с червоточиной истца
возьмёт нравоученьем.

Ничто не стоит и солгать,
переиначить время,
он запродаст родную мать
и будет прав пред всеми.

К подобной « правде» дураку
не  стоит и стремиться:
и лыко нужное в строку
вплетать не научиться.

И вот, профукав  целый век,
на той же он дороге.
Мне жаль его: всё ж человек,
хоть обойдённый Богом.
скорпион # 28 июля 2017 в 17:07 +1
Марина, мы с Вами из одного времени. Стихотворение написано в те лихие девяностые, примите как отклик.

ПРОСПЕКТ  ЛЕНИНА  35. А.
Там, где скамейки сломаны
                          в  тощем парке,
так же клюют печенье
                          всё  те же галки.
Эхом шагов мы остались
                          в изгибе арки,
Не городам, а людям оставив счёт.
Липовый чай, обложки,
                          лицо трамвая,
лампочкой - пломбой пыльный
                         подъезд зевает
и приглашает войти,
                         но не приглашает,
тысяче лиц открывая беззубый рот.
Кто нас запомнит, случайных,
                         случайно живших,
кожей  согревших  камень
                         и позабывших,
в общем, не очень нужных,
                         а, может, лишних,
если не этот, нами забытый вход.
Нет ничего страшней
                         пустоты момента
здесь осознать итог
                         эксперимента.
Далее будут дни
                        вертикальной лентой.
Далее будут дни…
Мы шагаем вброд.
гюргий # 29 июля 2017 в 08:50 +1
Вот с этой исповедью Веры я соглашусь. Честно и прямолинейно! Хотя и представляю, как трудно ей далось такое признание.
Дмитрий Казарин # 30 июля 2017 в 01:32 0
* * *
нам говорили потерпите
настанет светлая пора
и вот мы в списке потерпевших
ура

стихотворение опубликовано https://vk.com/wall-28122932_67433